20 января 1943 года первыми в Свердловской области звания Героя Социалистического Труда удостоены руководители промышленных (оборонных) предприятий Кочетков Д.Е., Максарёв Ю.Е., Морозов А.А., Музуруков Б.Г.

Автор: ГАУ СО "РЦПВ"

Кочетков Дмитрий Ермолаевич – директор завода № 76 Народного комиссариата танковой промышленности СССР (город Свердловск).

Родился 22 августа 1905 года в городе Аркадак ныне Саратовской области.

В 1927 году окончил Саратовский индустриальный техникум. В 1928 году вступил в ВКП(б)/КПСС.

В 1931-1940 годах – начальник цехов и помощник директора 1-го государственного автомобильного завода имени И.В. Сталина (ЗИС, впоследствии – автомобильный завод имени И.А. Лихачева) в Москве. В 1940-1941 годах – директор завода транспортного машиностроения № 75, выделившегося из состава паровозного завода имени Коминтерна (№183) в городе Харьков Украинской ССР (ныне – Украина). На этом заводе накануне войны было освоено серийное производство дизелей В-2 для тяжелых, средних танков и артиллерийских тягачей. В августе 1941 года был достигнут проектный выпуск: 25-30 моторов в сутки, В сентябре 1941- го дизельный завод был награжден орденом Ленина, этой же высокой наградой отмечен директор завода Кочетков.

После эвакуации харьковских заводов в Свердловск Кочетков наладил выпуск дизелей В-2 на Уралтурбозаводе, куда было эвакуировано дизельное производство ленинградского Кировского завода. В 1942-1944 годах – директор завода №76 Наркомата танковой промышленности (НКТП) СССР (в дальнейшем – Уральский турбомоторный завод) в городе Свердловск (ныне – Екатеринбург).

Под его руководством в годы Великой Отечественной войны в кратчайшие сроки завод освоил серийный выпуск танковых дизель-моторов для танков Т-34 и КВ. Указами Президиума Верховного Совета СССР от 5 июня 1942 года и от 20 января 1943 года за образцовое выполнение заданий правительства завод № 76 НКТП СССР был награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 января 1943 года за выдающиеся заслуги в деле организации производства, конструирования и усовершенствования танков и умелое руководство заводом Кочеткову Дмитрию Ермолаевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В 1944-1945 годах – заместитель Народного комиссара танковой промышленности СССР. В 1945-1946 годах – заместитель Народного комиссара, а в 1946-1950 годах – заместитель Министра транспортного машиностроения СССР.

Жил в Москве. Умер в 1967 году. Похоронен в Москве на Кузьминском кладбище.

Генерал-майор инженерно-технической службы (21.01.1945).

Награждён 2 орденами Ленина (19.09.1941, 20.01.1943), орденами Кутузова 2-й степени (16.09.1945), Отечественной войны 1-й степени (19.04.1945), Трудового Красного Знамени (5.06.1942), Красной Звезды (5.08.1944), медалями.

6 мая 1985 года в Екатеринбурге по адресу улица Краснофлотцев, дом 7 Д.Е. Кочеткову установлена мемориальная доска.

 Источник: http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=18632

фото:

https://vk.com/photo235424702_456239044?rev=1

https://vk.com/photo189378308_456241570?rev=1

 Максарев Юрий Евгеньевич – директор орденов Ленина и Трудового Красного Знамени Уральского танкового завода имени Коминтерна Народного комиссариата танковой промышленности СССР (Нижний Тагил).

Родился 10 августа (по старому стилю 28 июля) 1903 года в Порт-Артуре, ныне город Люйшунь Китайской Народной Республики. Сын русского офицера. Окончил кадетский корпус в 1917 году.

С 1917 работал электромонтером в одной из петроградских артелей, с 1919 – кладовщиком в Петроградском фотоинституте. В 1920 вступил в Красную Армию, телефонист. Участник подавления Кронштадтского восстания (1921). В 1921 году вступил в РКП(б). В 1921 году уволен по сокращению из РККА и поступил в Петроградский политехнический институт. Был вынужден прервать учебу из-за материального положения и в 1922 – 1923 годах плавал кочегаром на транспорте “Трансбалт”. В 1923 году восстановился в политехническом институте, откуда в 1924 году перевелся в Ленинградский технологический институт. Окончил его в 1930 по специальности “инженер-технолог”.

Ещё во время учебы стал трудиться техником на заводах “Большевик” (1926-1927) и “Гипромез” (1927-1929) в Ленинграде. В 1929 году пришел на завод “Красный путиловец” (с 1934 Кировский завод), где произошло его становление как крупного специалиста и организатора оборонной промышленности. С 1929 года был мастером, механиком цеха, с 1932 года заместителем начальника цеха, затем начальником кузнечного цеха и начальником танкового отдела завода.

В 1938 назначен директором Харьковского паровозостроительного завода имени Коминтерна № 183. По существу завод являлся танковым и выпускал легкие танки Т-35 и БТ, а конструкторы завода во главе с М.Кошкиным и А.Морозовым совершили трудовой и человеческий подвиг. Работая на энтузиазме, они создали и всесторонне испытали новый танк, ставший легендой. Исключительно много для создания Т-34 сделал и директор завода Максарев. В 1940 году Харьковскому заводу было поручено первому в СССР спешно осваивать массовый выпуск Т-34, и эта задача была успешно выполнена. К началу войны выпущено свыше 1 тысячи танков Т-34.

В годы Великой Отечественной войны Максарев руководил работой завода в условиях приближающего фронта. Завод не эвакуировали до последней возможности, так как тогда остальные предприятия танковой промышленности были либо на пути в эвакуацию, либо только начинали воссоздание на новых местах, и поступление новых танков в действующую армию почти отсутствовало. Когда партийное бюро завода постановило при налетах вражеской авиации не останавливать работу и не спускаться в бомбоубежища, Максарев сам стал при каждом налете переходить в цеха, находясь вместе с рабочими. В сентябре 1941 года, когда Харьков был оставлен Красной Армией, сумел за считанные дни произвести демонтаж и полный вывоз оборудования и производственных запасов на Урал. Там в такие же кратчайшие сроки Максарев организовал восстановление производства танков.

Однако в феврале 1942 года по распоряжению Сталина Максарев был снят с должности за невыполнение плана выпуска танков, его намеревались отдать под суд. Спас его заместитель Народного комиссара танковой промышленности И.М. Зальцман, прибывший на завод для разбора ситуации и повышения выпуска танков. В 1942 году Максарев несколько месяцев был главным инженером Кировского завода в Челябинске.

В том же 1942 году вернулся в Нижний Тагил главным инженером, а с 1942 по 1946 годы был директором Уральского танкового завода № 183 им. И.В. Сталина (Нижний Тагил). Организовал поточное производство танков, широко внедрял новые сварочные технологии академика Е.О. Патона, также работавшего тогда в Нижнем Тагиле. Завод в годы войны выпустил около 35 тысяч танков Т-34. При этом была решена казалось бы, невыполнимая задача по повышению жизнеспособности танка (пробег танка, ресурс двигателей и узлов, движение без ремонта). В результате советские танки постоянно манервировали, ходили в глубокие дерзкие рейды по тылам врага, целые танковые армии совершали марши своим ходом, появляясь на участках фронта в сотнях километров от прежнего места пребывания внезапно для врага.

За выдающиеся заслуги в деле освоении производства, конструирования и усовершенствования танков и умелое руководство заводом Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 января 1943 годаЮрию Евгеньевичу Максаревуприсвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением Золотой медали «Серп и молот» и ордена Ленина.

Воспоминания ветеранов оборонной промышленности военных лет практически единодушно сходятся в оценке Максарева как исключительно грамотного и талантливого инженера, требовательного, но тактичного руководителя. Сам отличный новатор производства, Максарев всегда поддерживал новаторство подчиненных. Так, на его заводе с 1942 по 1945 год внедрено в производство свыше 3 тысяч новаторских предложений, давших экономию на 110 миллионов рублей. Завод за время его руководства Ю.Е. Максаревым был награжден орденами Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени.

С марта 1946 года был первым заместителем Министра транспортного машиностроения СССР, одновременно – начальник Главного управления танкового производства Министерства. С марта 1949 года – заместитель председателя Бюро по машиностроению и судостроению при Совете Министров СССР. С января 1950 года – Министр транспортного машиностроения СССР. В 1952 – 1961 года – кандидат в члены ЦК КПСС.

После смерти И.В. Сталина 5 марта 1953 года при реорганизации правительства Министерство транспортного машиностроения включено в состав Министерства транспортного и тяжелого машиностроения СССР, а сам Максарев стал заместителем министра в новом объединенном Министерстве. В отличие от большинства сталинских наркомов и руководителей, снятых или пониженных в должностях при Н.С. Хрущеве, Максарев оставался на высоких государственных постах. Был заместителем председателя Бюро по машиностроению в 1954 – 1955 годах, первым заместителем председателя Государственного комитета по новой технике в 1955 – 1957 годах. С 1957 года – председатель, а с 1959 года – первый заместитель председателя Государственного научно-технического комитета.

С 1961 года возглавлял Комитет по делам изобретений СССР, который в 1963 году переименован в Государственный комитет СССР по делам изобретений и открытий. В 1965 году этот комитет вновь переименован в Комитет по делам изобретений СССР, а в 1973 году опять произошло обратное переименование в Государственный комитет СССР по делам изобретений и открытий. Все эти году Комитет возглавлял Ю.Е. Максарев. За годы руководства комитетом Максареву удалось поднять дело изобретательства в стране на мировой уровень. Была создана хорошая законодательная база, переработано патентное и авторское право, СССР подписал и неукоснительно соблюдал все важнейшие международные конвенции и соглашения по делам изобретений и открытий. В августе 1978 года Ю.Е. Максарев вышел на пенсию.

Депутат Верховного Совета СССР 2 созыва (1946 – 1950).

Лауреат Сталинской премии (1946).

Генерал-майор инженерно-танковой службы (21.01.1945). Награждён семью орденами Ленина (1941, 1942, 1943, 1944, 1945, 1951, 1954), орденами Октябрьской Революции (1977), Суворова 1-й степени (1945), Кутузова 2-й степени (1945), 2 орденами Трудового Красного Знамени (1945, 1966), медалями.

Жил в городе-герое Москве. Скончался 11 ноября 1982 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы (участок 10).

Имя Героя носит улица в Нижнем Тагиле. На жилом доме на Кудринской площади Москвы, где жил Ю.Е. Максарев, в его честь установлена мемориальная доска.

В 2003 году в Российском Агентстве по товарным знакам учреждена ежегодная премия имени Ю.Е. Максарева за лучшую диссертационную работу, внесшую существенный вклад в решение проблем правовой охраной интеллектуальной собственности в России.

 Источник: http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=9192

Морозов Александр Александрович родился 16 (29) октября 1904 года в городе Бежица (ныне в черте города Брянск). Русский. С 1914 года жил в Харькове, где окончил 5 классов реального училища. С марта 1919 года работал делопроизводителем технической конторы, копировщиком и чертёжником на Харьковском паровозостроительном заводе (вскоре ставшем Харьковским тракторным заводом). Участвовал в подготовке документации по выпуску первых отечественных гусеничных тракторов “Коммунар”.

С ноября 1926 года проходил срочную службу в армии на должности авиационного техника-моториста (в Киевском военном округе). В 1928 году демобилизован.

С октября 1928 года работал конструктором в конструкторском бюро Харьковского тракторного завода. В 1931 году окончил Харьковский машиностроительный техникум. С 1931 года – руководитель группы в КБ, в 1936-1938 годах – начальник сектора КБ по новому проектированию, с 1938 года – заместитель начальника КБ, затем начальник КБ и заместитель главного конструктора. Принимал участие в разработке первого отечественного среднего танка Т-24 (1930), а также лёгких колёсно-гусеничных танков БТ-2 (1931), БТ-5 (1932), БТ-7 (1935), БТ-7М (1939), которые наряду с Т-26 составляли в 1930-х годах основу танкового вооружения РККА. В качестве технического руководителя проекта совместно с М.И. Кошкиным и Н.А. Кучеренко возглавлял разработку среднего танка Т-34, принятого на вооружение в декабре 1939 года и ставшего впоследствии лучшим танком Второй мировой войны.

В октябре 1940 года А.А. Морозов назначен главным конструктором КБ Харьковского тракторного завода. В годы Великой Отечественной войны завод был эвакуирован в город Нижний Тагил Свердловской области. С октября 1941 по 1951 годы А.А. Морозов – главный конструктор КБ Уральского танкового завода (ныне – производственное объединение “Уралвагонзавод”). В годы войны руководил модернизацией танка Т-34, под его руководством разработаны танки Т-34-85 (1943), Т-44 (1945), Т-54 (1946). Танк Т-54 по оценке специалистов является лучшим отечественным танком послевоенных лет.

За выдающиеся заслуги в деле организации производства, конструирования и усовершенствования танков и умелое руководство заводами Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 января 1943 года Морозову Александру Александровичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением золотой медали «Серп и Молот» и ордена Ленина.

С ноября 1951 года – главный конструктор Харьковского машиностроительного завода имени Малышева и одновременно – главный конструктор Харьковского КБ машиностроения, в 1966-1976 годах – его начальник. Под его руководством разработаны танки Т-64 (1963), Т-64А (1966), совершившие переворот в танкостроении.

За большой вклад в повышение обороноспособности страны и в связи с 70-летием Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1974 года Морозов Александр Александрович награждён второй золотой медалью «Серп и Молот» с вручением ордена Ленина.

С июня 1976 года – консультант Харьковского КБ машиностроения и член Научно-технического Совета Министерства машиностроения СССР.

Жил в городе Харьков (Украина). Умер 14 июня 1979 года. Похоронен на кладбище №2 в Харькове.

Генерал-майор инженерно-танковой службы (1945), доктор технических наук (1972), заслуженный машиностроитель Украинской ССР (1970).

Награждён 4 орденами Ленина (1941, 1942, 1943, 1974), орденами Октябрьской Революции (1977), Кутузова 1-й степени (1945), Суворова 2-й степени (1945), 3 орденами Трудового Красного Знамени (1941, 1944, 1954), орденом Красной Звезды (1945), медалями.

Лауреат Ленинской премии (1967) и трёх Сталинских премий (Государственных премий СССР) (1942, 1946, 1948). Депутат Верховного Совета СССР в 1958-1962 годах.

Имя Героя носит улица в Харькове, его имя присвоено Харьковскому КБ машиностроения и Харьковскому механическому техникуму. Бронзовые бюсты А.А. Морозова установлены в Брянске и в Харькове. В Харькове на доме, в котором он жил, открыта мемориальная доска.

Люди старшего поколения, особенно те, кто участвовал в Великой Отечественной войне, хорошо знали танк Т-34. Знали и высоко ценили эту грозную боевую машину. Т-34 был лучшим танком второй мировой войны. Это признавали и наши враги. Немецкий генерал Блюментрит писал: “Очень неприятным сюрпризом было появление танка Т-34. Против него немецкие противотанковые орудия были бессильны …”.

О прославленном танке по книгам и кинофильмам знает и наша молодежь. Но далеко не каждому известно, что одним из создателей «Тридцать четверки» был уроженец Брянщины Александр Александрович Морозов.

Первоначально танк был оснащен 76 мм пушкой. Во время Войны ее заменили 85 мм. Благодаря широким гусеницам и низкому удельному давлению на грунт, танк легко двигался по бездорожью. Прочная броня, удачная форма корпуса, хорошая скорость, высокая маневренность выгодно отличали его от вражеских боевых машин.

Работа над созданием нового танка началась еще до Великой Отечественной войны. Вело эту работу конструкторское бюро во главе с М.И. Кошкиным. Александр Александрович был привлечен в эту группу в тридцатые годы как один из самых талантливых конструкторов. А в 1940 году, после смерти М.И. Кошкина, А.А. Морозову поручили возглавить конструкторское бюро. Танк Т-34 был принят на вооружение нашей армии. На полях сражений Великой Отечественной войны машина с честью выдержала суровый экзамен. В 1942 году М.И. Кошкину (посмертно), А.А. Морозову, П.А. Кучеренко, создателям Т-34, была присуждена Государственная премия СССР. Это конструкторское бюро награждено орденом Ленина. В ходе войны некоторые узлы «тридцатьчетверки» совершенствовались, было усилено ее вооружение.

В послевоенное время конструкторское бюро под руководством А.А. Морозова создало ряд новых танков. Александр Александрович воспитал плеяду замечательных конструкторов и инженеров, успешно совершенствующих бронетанковую технику.

Выдающиеся заслуги А.А. Морозова высоко оценены партией и правительством. Он дважды удостоен высокого звания Героя Социалистического Труда, награжден тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденами Суворова 11 и Кутузова 1 степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды и многими медалями. Александр Александрович – лауреат Ленинской и трижды лауреат Государственной премии СССР.

Талантливый конструктор, доктор технических наук, генерал-майор-инженер, А.А. Морозов был известен и как общественный деятель. Он не раз избирался в Верховный Совет СССР, был делегатом ХХV съезда КПСС.

Его жизнь оборвалась в июне 1979 года.

В Бежицком районе города Брянска накануне 37-й годовщины со Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне состоялось торжественное открытие бронзового бюста дважды Героя Социалистического Труда А.А. Морозова. Он установлен в сквере, около Дворца культуры машиностроителей. Это место для него избрано не случайно. Александр Александрович родился в Бежице 29 октября 1904 года. А его отец Александр Дмитриевич Морозов работал слесарем Брянского завода (ныне объединение БМ3).

Именем выдающегося конструктора назван Харьковский механический техникум, который Александр Александрович окончил в 1931 году. Имя Морозова носит конструкторское бюро, в котором он работал.

Своеобразными памятниками подвигу советских воинов и героическому труду создателей грозных боевых машин являются танки Т-34, установленные на пьедесталы. В Брянске «тридцатьчетверка» стоит на высоком постаменте на берегу реки Десны. Танк установлен в честь воинов 11-й Гвардейской армии Брянского фронта, освобождавшей областной центр от гитлеровских захватчиков.

В Карачеве на массивном основании – танк Т-34, первым ворвавшийся в город, освобожденный от немецко-фашистских захватчиков. Это памятник героям 4-й Гвардейской танковой армии. Они внесли весомый вклад в разгром врага.

Боевые танки установлены также в Почепе, Унече, Трубчевске.

А всего в стране насчитывается более двухсот прославленных машин, ставших памятниками. Танки Т-34, созданные при активном участии А.А. Морозова, стоят на постаментах в Москве и Ленинграде, на Бородинском поле и в Орле.

Памятники земли Брянской,
Р. Русанов, Я. Соколов, 1985 г.

Источник https://www.kray32.ru/lich001.html

  Борис Глебович Музруков родился 23.09.1904 г. (11 октября по новому стилю) в старинном городе г. Лодейное поле Ленинградской области в семье офицера. Он был в семье девятым, последним ребенком. В ранние годы он с семьей проживал в Финляндии по месту службы отца, а в 1918 году переехал в Петроград.

С молодых лет Б.Г. Музруков проявлял стремление к знаниям и упорно учился. В 1922 году поступил на рабфак, затем в Ленинградский политехнический институт. Учился хорошо, хотя и приходилось постоянно подрабатывать на жизнь. В 1929 году получил диплом инженера-технолога и был направлен на завод «Красный Путиловец» (с 1934 года — Кировский).

На Кировском заводе существовала давняя традиция — воспитание достойной смены. Опытнейшие, умелые мастера передавали свои секреты молодым. В такой обстановке Б.Г. Музруков, любознательный, серьезный и ответственный человек, с большим запасом знаний, творческим, созидательным характером сформировался как руководитель большого масштаба, умеющий организовать коллектив на решение больших и сложных задач. На Кировском заводе он работал инженером, помощником начальника смены, заместителем начальника смены, начальником цеха, главным металлургом завода и прошел хорошую производственную школу, школу управления большим коллективом.

В 1936—1937 гг. от Наркомата судостроительной промышленности в составе экспертной комиссии в качестве старшего приемщика работал за границей, где по заказу СССР строились военные корабли.

В 1938—1939 гг. с участием Б.Г. Музрукова на Кировском заводе успешно велись разработки брони для зарождающейся оборонной отрасли страны. Б.Г. Музруков весной 1938 года делал в Кремле доклад об итогах этой работы перед членами Политбюро ЦК КПСС во главе с И.В. Сталиным. Именно тогда в руководстве Наркомата, отвечающего за развитие тяжелой промышленности, оценили его организаторские качества и запомнили имя молодого способного руководителя. И уже в 1939 году решением ЦК партии 35-летний Б.Г. Музруков назначается директором производственного гиганта страны — Уральского завода тяжелого машиностроения. Он принял Уралмаш в сложный для завода период. За семь лет существования предприятия сменилось семь директоров. Коллектив хронически не справлялся с государственным планом и оборонным заказом. Б.Г. Музруков по-новому организовал плановый и производственный процесс, ликвидировал основные недостатки в организации и нормировании труда. С января 1940 года Уралмаш стал устойчиво и с нужным качеством выпускать продукцию новейших образцов, выполняя государственный план и оборонный заказ в полном объеме.

С начала войны Уралмашу было поручено перепрофилироваться на выпуск военной техники — перейти к производству корпусов для тяжелых танков КВ, корпусов и башен танков Т-34, самоходных артиллерийских установок. В этот труднейший и ответственный период Б.Г. Музруков проявил большую творческую энергию, незаурядный инженерный талант, выдающиеся организаторские способности.

На Уралмаш были направлены тысячи рабочих и инженерно-технических работников танкового производства с Кировского и Ижорского и Сталинградского тракторного заводов. Б.Г. Музруков организовал прием, обустройство рабочих и специалистов, их расстановку на производстве. Совместными усилиями заводских и прибывших специалистов велась активная работа по установке с колес оборудования, доставленного из Ленинграда и Сталинграда, его наладке и пуску, а также переоснастке для выполнения оборонного заказа. Все усилия Б.Г. Музрукова и его штаба направлялись на наращивание интенсивности труда.

Б.Г. Музруков всегда относился к людям с большой заботой и в тяжелые военные годы делал все возможное для улучшения снабжения продовольствием, обеспечения промышленными товарами, организации быта и отдыха. Несмотря на казавшиеся непреодолимые трудности, к декабрю 1941 года было организовано производство бронекорпусов для танков КВ, в 1942 году не только корпусов, но и танков Т-34 полностью, а в 1943 году завод стал ведущим предприятием по выпуску самоходных артиллерийских установок. До окончания войны Уралмаш оставался одной из основных военных кузниц страны. Почти каждый пятый танк и пятая самоходная артиллерийская установка были частично или полностью сделаны на Уралмаше. Коллектив завода за время работы под руководством Б.Г. Музрукова награжден двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1 степени, орденом Трудового Красного Знамени, ему 7 раз вручалось переходящее Красное Знамя Государственного Комитета обороны СССР, которое затем было передано заводу на вечное хранение. За выдающиеся успехи Б.Г. Музруков 20 января 1943 года был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Б.Г. Музруков был уверен в победе над врагом и думал о перспективе завода. Уже в 1944 году он создал специальную группу из числа конструкторов, технологов и экономистов для разработки комплексной программы производства для работы завода после войны. Вначале эта самостоятельно разработанная программа не нашла поддержки в Москве. Б.Г. Музруков в решительном и аргументированном споре с оппонентами добился ее признания. В декабре 1945 года постановление Совета Министров СССР о послевоенной работе Уралмаша подписал И.В. Сталин.

Б.Г. Музруков энергично взялся за коренное перевооружение завода. Перестройка производства выполнялась в действующих цехах без остановки станков и другого оборудования. После окончания войны благодаря Б.Г. Музрукову Уралмаш стал одним из первых крупных предприятий в стране, организованно и продуманно перешедших на мирные рельсы. В 1947 году, несмотря на серьезные трудности, план был выполнен за 10 месяцев.

Работая на Уралмаше, Б.Г. Музруков смело внедрял новые технологии, опираясь на глубокие знания и богатый опыт, творчески решал сложные задачи по выпуску уникальной продукции. Он проявил незаурядные способности по решению сложнейших и напряженных производственных задач в условиях дефицита времени и ресурсов. Им был накоплен огромный опыт руководства гигантом советской промышленности, причем опыт руководства по созданию военного производства в военное время, что, видимо, и стало главным аргументом при выборе директора первого строящегося в СССР атомного промышленного объекта.

В 1947 году Л.П. Берия объявил генерал-майору Б.Г. Музрукову, что решением Политбюро и т. Сталина он назначается директором базы-10 (завод № 817, ПО «Маяк»). Возражения Б.Г. Музрукова не были приняты. Так началась новая страница в биографии Б.Г. Музрукова.

На Октябрьском Поле, в Лаборатории № 2 И.В. Курчатов знакомит Б.Г. Музрукова с работой опытного атомного реактора Ф-1, проблемами получения плутония, работами, именуемыми под общим названием «Атомный проект СССР». Затем И.В. Курчатовым были сформулированы первоочередные задачи, которые нужно было решить на вновь строящемся оборонном объекте, поскольку сроки строительства, установленные Сталиным, срывались. Комбинату требовался опытный, решительный и знающий руководитель, который мог коренным образом изменить сложившуюся ситуацию.

На комбинат Б.Г. Музруков прибыл в конце ноября 1947 года. Высокий, красивый, еще молодой генерал со звездой Героя на кителе, он произвел на коллектив самое хорошее впечатление. Его отличала спокойная манера поведения, что говорило о внутренней силе нового директора, о его уверенности в себе. Его уважительное отношение к людям, независимо от должностей и рангов, вызывало доверие подчиненных, настраивало на конструктивный, деловой лад.

Внешне Б.Г. Музруков был суховат, говорил мало, но умел слушать людей, быстро принимал решения и быстро их выполнял. Работники комбината с первых дней почувствовали его твердую руку: он был требовательным, в делах — методичен, никогда ничего не забывал, умел ставить актуальные задачи, нестандартно их решать, видеть связь исследований с требованиями атомной промышленности. Все это давало хорошую основу для решения сложнейшей задачи — получение плутония и изготовление из него изделий для атомной бомбы.

На строительстве совершенно секретного объекта трудились тысячи человек, на гигантских строительных площадках под открытым небом размещалось ценнейшее оборудование, технология производства еще разрабатывалась и проверялась в лабораторных условиях, а в бытовом плане не было самого необходимого — жилья и многого другого. Первопроходцы начинали комбинат и город с палаток. В такой ситуации Б.Г. Музруков действовал последовательно и логично, требовательно и самоотверженно, брал на себя самые трудные задачи и умело руководил подчиненными и всем огромным коллективом предприятия.

После назначения Б.Г. Музрукова директором комбината дело сразу сдвинулось в лучшую сторону. Он отчетливо понимал решающую роль науки в данном проекте. Поэтому главной задачей для производственников он видел в понимании задач, сформулированных учеными и организации их быстрейшего выполнения.

Ценой огромных усилий поставленная задача была выполнена — первый на евразийском континенте промышленный атомный реактор был пущен 19 июня 1948 года. Началась наработка плутония, необходимого для создания отечественного атомного оружия. В конце декабря 1948 года вошел в строй радиохимический завод. В апреле 1949 года было пущено химико-металлургическое производство, где получили первую партию металлического плутония, из которой были изготовлены изделия для атомной бомбы.

В начале августа 1949-го первый советский плутониевый заряд, собранный из отдельных деталей, был отправлен в КБ-11. 29 августа 1949 года произошло историческое событие — на Семипалатинском полигоне успешно прошло испытание атомной бомбы. За большой личный вклад в успешное решение задачи государственной важности Б.Г. Музруков в 1949 году удостоен второй Золотой медали Героя Социалистического труда с вручением ордена Ленина, а большая группа работников предприятия награждена орденами и медалями СССР.

В 1953 году за выполнение особо важного государственного задания коллектив предприятия был награжден орденом Ленина.

В дальнейшем предприятием под руководством Б.Г. Музрукова по заданию правительства было увеличено производство оружейного плутония, произведено «горючее» для термоядерного изделия. При Б.Г. Музрукове комбинат получил дальнейшее развитие: входили в строй новые реакторы, совершенствовалась технология основного производства, продолжалось формирование трудового коллектива, зарождались его традиции, осуществлялось строительство города, развитие его инфраструктуры, улучшались социально-бытовые условия, расширялись возможности для организации отдыха работников комбината и жителей города. Вклад Б.Г. Музрукова в создании комбината и города трудно переоценить.

В 1953 году Б.Г. Музруков перешел на работу в Министерство среднего машиностроения начальником 4-го Главного управления по производству урана и плутония. В 1955 году по его личной просьбе Б.Г. Музруков переводится директором предприятия п/я 975 или КБ-11 (РФЯЦ-ВНИИЭФ г. Саров).

Ко времени приезда Б.Г. Музрукова фронт работ предприятия значительно расширился. Росло число наименований различных носителей ядерных зарядов — ими становились не только самолеты, но и морские корабли, а в недалеком будущем эта роль отводилась ракетам среднего и дальнего радиуса действия. Предполагалось, что ядерное оружие должно применяться и в тактических, и в стратегических боевых операциях.

Переход на другие носители ядерных зарядов ставил перед ВНИИЭФ комплекс очень сложных новых задач. Многократно усложнились проблемы прочности и надежности ядерных изделий. Требовалось значительно расширить экспериментальную базу, создать в институте новые исследовательские, технологические испытательные подразделения, нарастить вычислительные мощности.

При новом директоре сложились четкая организация взаимодействия научных и конструкторских подразделений с заводами и разделение ответственности между ними.

Через полгода после вступления Б.Г. Музрукова в новую должность, 22 ноября 1955 года, успешно прошло испытание принципиально новой конструкции термоядерного заряда РДС-37. В том, что это изделие было в короткие сроки подготовлено к испытанию — большая заслуга Бориса Глебовича, который поддержал инициативу разработчиков. Последующие годы подтвердили правильность выбранного пути. Началась разработка термоядерных зарядов для различных носителей (в том числе и для ракет) и подготовка к серии очень ответственных испытаний уже на двух ядерных полигонах — Семипалатинском и Новоземельском.

Если в 1955-м году было проведено 6 испытаний, а в 1956 — 9, то на следующий год на ядерных полигонах СССР были испытаны 16 изделий, в 1958 году — 34. Организация этих работ, подготовка для них кадров, обеспечение всем необходимым шло под непосредственным контролем директора и при его постоянном участии. Он также неоднократно выезжал на Семипалатинский полигон.

В 60-е годы был дан решающий толчок развитию вычислительных мощностей ВНИИЭФ. В результате очень скоро машинный парк института занял лидирующее положение среди организаций подобного профиля в стране. Многое было сделано для расширения научно-технической базы теоретических и экспериментальных подразделений. Большая роль в обновлении экспериментального и испытательного оснащения работ института принадлежала опытному производству: двум заводам КБ-11. Борис Глебович всегда понимал нужды производственников и всемерно помогал им: были значительно расширены рабочие площади заводов и серьезно повышен профессиональный уровень производственных коллективов.

Многосторонняя деятельность института была невозможна без четкой организации его работы, взаимодействия различных подразделений. Именно в этом направлении, прежде всего, направлялись усилия руководства ВНИИЭФ и лично директора. Борис Глебович всегда точно ориентировался в проблемах, которые решали теоретики, конструкторы, технологи, производственники. Ход работ в институте он держал под строгим личным контролем, постоянно собирал по наиболее актуальным проблемам производственные совещания, проходившие конкретно, по-деловому. Директор Музруков регулярно бывал с рабочими визитами в отделениях института, беседовал с непосредственными исполнителями, что позволяло ему правильно оценивать ситуацию и принимать соответствующие решения. При этом Б.Г. Музруков проявлял большой творческий интерес ко всем методам усовершенствования производственных процессов, стремился к тому, чтобы сотрудники института овладевали передовыми методами труда, имели наилучшее оборудование.

Борис Глебович был человеком весьма эрудированным, обладал сильным характером, был строгим и требовательным, не терпел лентяев и очковтирателей. Не имел любимчиков, его отношение ко всем было ровным. В то же время он был чуток и внимателен к нуждам сотрудников, корректным и справедливым. Мягкость и тактичность Б.Г. Музрукова не изменяли ему и в самых критических ситуациях, возникавших порой во ВНИИЭФ. Это не влияло на четкость и смелость принимаемых решений, на жесткость в постановке заданий и сроков их выполнения.

Много сил и времени Борис Глебович Музруков отдавал развитию города Сарова.

Исключительные заслуги генерал-майора инженерной службы Б.Г. Музрукова были высоко оценены страной. Он — дважды Герой Социалистического Труда (1943, 1949), лауреат Ленинской (1962) и двух Государственных (1951, 1953) премий, награжден четырьмя орденами Ленина (1942, 1943, 1956 и 1961), тремя орденами Трудового Красного Знамени (1939, 1944 и 1964), орденами Кутузова и Отечественной войны 1 степени (1945), Октябрьской Революции (1971), многими медалями. Б.Г. Музруков избирался депутатом Верховного Совета СССР, делегатом XXII, XXIII и XXIV съездов КПСС.

В 1974 году Б.Г. Музруков оставил пост директора ВНИИЭФ, а в 31 января 1979 года его не стало.

В память о выдающемся деятеле нашей отрасли установлены мемориальные доски в Свердловске и Озёрске, бюст дважды Героя Социалистического Труда Б.Г. Музрукова на его родине, в Лодейном Поле. Одна из улиц г. Озерска названа его именем, он также является Почетным гражданином этого города. В Музее трудовой славы Уралмаша есть раздел, посвящённый работе завода в 1941—45 гг. Его открывает прекрасная экспозиция — портрет Б.Г. Музрукова и знамя Государственного Комитета Обороны СССР, переданное Уралмашу на вечное хранение за трудовые подвиги коллектива. В музее Радиевого института (Санкт-Петербург) есть раздел, посвящённый Борису Глебовичу.

http://www.biblioatom.ru/founders/muzrukov_boris_glebovich/

Поделитесь ссылкой со своими друзьями:
Похожие материалы
Все материалы
Памятные даты октября
Вопрос патриотического воспитания является одним из самых обсуждаемых и проблемных в российском обществе в целом и Вооруженных Силах России, в частности.
Создание музея было обусловлено тем, что в годы Великой Отечественной войны в Нижний Тагил были эвакуированы представители технической и творческой интеллигенции из блокадного Ленинграда и оккупирован
Награда была учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1945 года.
Первый турбогенератор станции был пущен 28 сентября 1944 года
После начала Великой Отечественной войны из Ленинграда в Новоуткинск был эвакуирован цех сварочных машин и аппаратов «Электрик». В августе 1941 года сюда прибывают первые эшелоны с оборудованием.
Инициатива комсомольцев Уралмаша нашла широкий отклик среди молодежи, трудящейся на предприятиях Среднего Урала.
3-я гвардейская стрелковая дивизия была преобразована из 153-й стрелковой дивизии, отличившейся в боях под Ельней...
Орденом Ленина награжден Невьянский машиностроительный завод. Ордена Ленина был удостоен и Высокогорский механический завод в Нижнем Тагиле...
В 1945 году советские войска участвовали в четырех Парадах Победы. 1-й: 4 мая в Берлине,... 4-й: 16 сентября в Харбине в честь победы над Японией.