Подвиг длиною в жизнь

Автор: ГАУ СО "РЦПВ"

5 апреля исполняется 80 лет со дня начала подвига Героя Советского Союза Алексея Петровича Маресьева.

Да, именно начало подвига, хотя и до этой даты – 5 апреля 1942 года – Алексей Петрович Маресьев совершил немало героического.

В Советском Союзе не было, наверное, ни одного человека, который не слышал бы об этом летчике-истребителе. Совершенный им в годы Великой Отечественной войны подвиг и сегодня живет в памяти людей.

Алексей Петрович Маресьев родился 26 мая 1916 года в Камышине. Алексея и двух его братьев, Петра и Николая, воспитывала мать, Екатерина Никитична Маресьева. Отец будущего летчика, Петр Авдеевич Маресьев, прошедший сражения Первой мировой войны, умер от последствий многочисленных ранений, когда Алексею было всего три года.

В детские годы Алексей Маресьев часто болел и перенес тяжелую форму малярии, последствием которой стал ревматизм. Алексея мучили страшные боли в суставах. Однако от отца, которого Алексей практически не знал и не помнил, ему достались в наследство огромная сила воли и упрямый характер.

После окончания 8 классов школы в Камышине он поступил в фабрично-заводское училище № 32.

В 1932 году, окончив ФЗУ и получив специальность токаря по металлу, начал свою трудовую деятельность токарем на Камышинском лесозаводе. Дважды подавал документы в лётное училище, но их возвращали из-за ревматизма. Тем не менее он поступил на заочный рабфак Московского авиационного института и учился там одновременно с работой.

В 1934 году Камышинский райком комсомола направил его на строительство авиационного завода в Комсомольске-на-Амуре. Здесь, без отрыва от производства, Алексей занимался в аэроклубе.

В октябре 1937 года он был призван на срочную службу и направлен в пограничные войска НКВД СССР. Служил авиатехником в авиапогранотряде Сахалинского морского пограничного отряда на острове Сахалин, затем переведён в 12-й авиационный погранотряд Тихоокеанского пограничного округа в городе Александровске-Сахалинском, где обслуживал стоявшие на вооружении отряда самолёты Р-5 и сменившие их И-15.

В январе 1939 года был Алексей Маресьев был направлен в 30-ю Читинскую школу военных пилотов, которую в октябре 1939 года перевели в Батайск.

Батайское авиационное училище имени А.К. Серова А.П. Маресьев окончил в 1940 году, получив по выпуску звание младшего лейтенанта. После окончания обучения в училище он был оставлен в нем в качестве инструктора. Именно в Батайске Алексей Петрович встретит начало Великой Отечественной войны.

В августе 1941 года А.П. Маресьев был направлен на Юго-Западный фронт, где он воевал в составе 296-го истребительного авиаполка.

Свой первый боевой вылет он совершил 23 августа 1941 года в районе Кривого Рога.

Первые месяцы войны были для всей Красной Армии и советской авиации очень непростым временем. Немцы превосходили советских пилотов в накопленном опыте, в уровне владения техникой, на которой они летали достаточно давно, в качестве самолетов.

Наверное, Алексея Петровича Маресьева спасло то, что он уже тогда был опытным летчиком. И хотя он не записал на свой счет в 1941 году воздушных побед, он остался жив. Позднее, прославленный советский ас Александр Иванович Покрышкин говорил, что тот, кто не воевал в 1941-1942 годах, не знает настоящей войны.

В марте 1942 года А.П. Маресьев ода был переведён в 580-й истребительный авиационный полк ВВС Северо-Западного фронта, где назначен был командиром звена.

Весной 1942 года между озерами Селигер и Ильмень советские войска возле неприметного городка Демянска окружили примерно 100-тысячную группировку немецких войск, которая не думала сдаваться, оказывая организованное и очень сильное сопротивление.

В бою 1 апреля 1942 года открыл свой боевой счёт, сбив транспортный самолёт Ju-52, а через два дня сбил сразу два самолёта этого типа.

5 апреля 1942 года в районе этого так называемого «Демянского котла» во время вылета по прикрытию бомбардировщиков в бою с немецкими истребителями самолет Як-1 А.П. Маресьева был подбит. Он пытался совершить вынужденную посадку в лесу, заприметив там подходящее озеро. Однако его самолет зацепился шасси за верхушки сосен и перевернулся. Самолет упал в глубокий снег, а сам летчик получил тяжелые ранения, но остался жить.

Сам Алексей Петрович не любил вспоминать эту историю. Целых 18 суток повредивший ступни ног летчик сначала на покалеченных ногах, а затем и ползком пробирался к линии фронта. Съев по пути бортовой паек, он питался тем, что удавалось найти в лесу: корой деревьев, ягодами, шишками.

Ситуация казалась безнадежной: оказавшийся посреди бескрайнего и глухого леса в одиночестве, с поврежденными ногами летчик просто не знал, куда ему следует идти, а точнее, ползти. В итоге он все-таки выбрался к своим.

Возле деревни Плав Кисловского сельсовета Валдайского района его заметили отец и сын, местные жители. Так как летчик к тому моменту уже не откликался на вопросы, отец и сын из боязни вернулись назад в деревню, думая, что перед ними немец.

Лишь позднее еле живого летчика обнаружили дети из той же деревни – Саша Вихров и Серёжа Малин, которые определили, что перед ними советский летчик, и при помощи отца Саши отвезли раненого пилота на подводе в свой дом. Жители деревни ухаживали за Маресьевым больше недели, но тому нужна была квалифицированная медицинская помощь.

В первых числах мая возле деревни приземлился самолет, и А.П. Маресьева переправили в госпиталь в Москву.

К этому моменту он находился уже в критическом состоянии, у него была гангрена. При этом раненых в госпитале было довольно много, поэтому привезенного летчика-истребителя как практически безнадежного уложили на каталку в коридоре. Здесь во время совершения обхода на него случайно обратил внимание профессор Теребинский, который в итоге спас ему жизнь.

Правда, заплатить за это пришлось ампутацией обеих ног в области голени. Другого выхода просто не было, у А.П. Маресьева к тому моменту начала развиваться несовместимая с жизнью гангрена.

Ампутация обеих ног, казалось бы, ставила точку на карьере летчика. Однако Алексей Петрович не собирался сдаваться.

Он не смирился с мыслью, что ему придется расстаться с небом, приняв для себя решение – вернуться в авиацию и снова летать любой ценой.

Он начал практически сразу же тренироваться: ходить, бегать, прыгать и, конечно, танцевать. Правда, учиться заново танцевать ему пришлось не с медсестрами в госпитале, которые боялись, что он отдавит им ноги своими бесчувственными протезами, а с соседями по больничной палате, которые специально на время тренировок обували сапоги.

А.П. Маресьев был все таким же волевым и упрямым, как в детстве, и уже через шесть месяцев после того, как он встал на протезы, по его походке почти невозможно было определить отсутствие стоп.

Он продолжал тренироваться и в санатории, куда был отправлен в сентябре 1942 года. Уже в начале 1943 года комиссия записала в личном деле старшего лейтенанта: «Годен во все рода авиации». Пройдя медицинскую комиссию, он был направлен в Ибресинскую летную школу (Чувашия).

В феврале того же года Алексей Петрович совершил свой первый полет после тяжелого ранения. Помогал ему в этом начальник летной школы Антон Федосеевич Белецкий, который сам летал с протезом вместо правой ноги.

Алексей Петрович преодолел все административные и медицинские барьеры и вернулся в строй летчиков-истребителей в июне 1943 года, попав в состав 63-го гвардейского истребительного авиационного полка.

Поначалу А.П. Маресьеву не давали летать на боевые задания. Командир полка просто не отпускал летчика в бой, так как обстановка в небе над полем будущей Курской битвы была крайне напряженной. Алексей Петрович очень сильно переживал эту ситуацию. В итоге ему посочувствовал командир одной из эскадрилий полка А.М. Числов. Он взял А.П. Маресьева на пару боевых вылетов. В итоге несколько удачных вылетов в паре с А.М. Числовым помогли исправить ситуацию, доверие к летчику в полку возросло.

19 июля 1943 года он одержал свою первую после возвращения в строй победу – сбил пикирующий бомбардировщик Ju-87, а 20 июля 1943 года во время воздушного боя с превосходящими силами воздушного противника А.П. Маресьев спас жизни двум советским летчикам, сбив сразу два немецких истребителя Fw-190, которые прикрывали пикирующие бомбардировщики Ju-87.

Благодаря этому боевая слава Алексея Маресьева разлетелась по всей 15-й воздушной армии и по всему фронту. В 63-й истребительный авиаполк зачастили корреспонденты со всей страны, среди которых был и Борис Полевой, автор будущей книги «Повесть о настоящем человеке».

24 августа 1943 года заместитель командира эскадрильи 63-го гвардейского истребительного авиационного полка 3-й гвардейской истребительной авиационной дивизии 1-го гвардейского истребительного авиационного корпуса 15-ой Воздушной армии старший лейтенант Алексей Петрович Маресьев был удостоен звания Героя Советского Союза (Золотая Звезда № 1102).

С октября 1943 года он воевал помощником командира 63-го гвардейского истребительного авиационного полка по воздушно-стрелковой службе, затем стал штурманом этого полка.

В 1945 году Алексей Петрович согласился на предложение стать инспектором-летчиком и перейти из истребительного авиаполка в управление вузов ВВС.

Всего за время Великой Отечественной войны А.П. Маресьев совершил 86 боевых вылетов, сбив 11 немецких самолетов: 4 до ранения и 7 – после.

На военной службе он находился до 1946 года, пока не вышел в отставку по состоянию здоровья. При этом бывший летчик-истребитель старался поддерживать себя в очень хорошей физической форме. Человек, лишившийся на войне ног, увлекался коньками, лыжами, плаванием и велосипедом. В итоге он даже сумел установить рекорд в санатории под Куйбышевом, переплыв здесь Волгу (2200 метров) за 55 минут.

Свои последние вылеты на самолете У-2 А.П. Маресьев совершил в начале 1950-х годов, работая инструктором спецшколы ВВС в Москве.

Алексей Петрович Маресьев стал тем самым человеком, про которого можно говорить вся жизнь – подвиг. Тем более, что уже после войны он  приносил очень большую пользу ВВС страны, занимаясь процессом подготовки будущих летчиков.

В послевоенное время, отчасти благодаря «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого, Алексей Петрович стал очень известен, его приглашали на многие торжества, часто организовывали встречи со школьниками: пример А.П. Маресьева широко использовался для воспитания молодого поколения.

В 1949 году он стал участником Первого Всемирного конгресса сторонников мира, проходившего в Париже, в 1952 году окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, в 1956 году защитил кандидатскую диссертацию по истории.

Кроме того, начиная с 1956 года, когда был образован Советский (а позднее Российский) комитет ветеранов войны и военной службы, полковник в отставке А.П. Маресьев возглавил его и до последних дней своей жизни оставался на этом посту.

В 1960 году была издана книга А.П. Маресьева «На Курской дуге». Именно Алексей Петрович 8 мая 1967 года стал участником церемонии зажжения Вечного огня у Могилы Неизвестного Солдата у Кремлевской стены в Москве.

18 мая 2001 года в Театре российской армии должен был пройти торжественный вечер, посвященный 85-летию Алексея Маресьева. Он как раз собирался прибыть на это мероприятие, когда его сразил инфаркт, он был доставлен в реанимацию одной из московских клиник, но спасти его жизнь врачи не смогли. В итоге торжественный вечер в его честь начали с минуты молчания.

Алексей Петрович Маресьев был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище, где 23 февраля 2005 года в торжественной обстановке был открыт памятник.

В честь А.П. Маресьева названы улица в Москве, а также улицы в Актюбинске, Ташкенте, Горно-Алтайске, Чернигове и других городах.

Его имя носят:

Малая планета (2173) Маресьев, открытая 22 августа 1974 года астрономом Людмилой Журавлёвой в Крымской астрофизической обсерватории, школа-лаборатория № 760 и школа № 89 в Москве, Камышинский педагогический колледж, МБОУ СОШ № 13 города Орла.

20 мая 2006 года в честь 90-летия со дня рождения Маресьева в Камышине был открыт монумент, недалеко от дома, где он жил.

В честь Алексея Маресьева установлен бюст в Комсомольске-на-Амуре, кроме того, он является почётным гражданином этого города, его фотография висит на городской доске почёта.

К 105-летию со дня рождения героя открыт мемориальный комплекс «Легендарный Маресьев» в городе Бологое Тверской области, включающий в себя копию самолёта Як-1 на гранитном постаменте и бронзовую фигуру лётчика.

В 2004 году при поддержке Правительства Москвы учреждена международная премия имени Алексея Маресьева «За волю к жизни». Премия направлена на возрождение популяризации примеров мужества и жизнестойкости людей нашего времени.

 Наверное, наш рассказ был бы не полным, если бы мы не рассказали о других пилотах, получивших серьёзные ранения и вернувшихся в боевой строй.

Известны имена по крайней мере двух таких русских летчиков, воевавших в годы Первой мировой войны.

Это корнет Юрий (Георгий) Владимирович Гильшер, который родился 14 ноября 1894 года в Санкт-Петербурге, в семье потомственных дворян и поначалу был далёк от военной стези – учился в Московском коммерческом училище. Но, видимо, жило в нём страстное стремление к героическому, армейскому строю, и 13 декабря 1914 года он поступает в Николаевское кавалерийское училище. Вскоре корнет Ю.В. Гильшер начал службу в 13-м драгунском полку. Но у него появляется новое увлечение – авиация, и 29 августа 1915 года он добивается направления в военную школу лётчиков в Гатчине. В октябре 1915 года корнет стал военным лётчиком, а уже 19 ноября отправляется во вновь сформированный 4-й Армейский авиаотряд. В составе этого подразделения он совершал боевые вылеты на Западном фронте, вёл разведку.

Юрий Владимирович вскоре стал отличным лётчиком-истребителем, асом. Про таких в те годы говорили: «… далеко не каждый лётчик, даже хорошо подготовленный, может быть лётчиком – истребителем… Это дано лишь некоторым – от бога !»

28 апреля 1916 года корнет Ю.В. Гильшер вместе с наблюдателем прапорщиком Квасниковым вылетел на разведку. При возвращении домой, у самолёта вышла из строя система управления элеронами. На высоте 1000 метров он сорвался в штопор. Ю.В. Гильшеру удалось только отчасти смягчить удар о землю. У лётчика оказалась оторванной стопа левой ноги, сильно поранено лицо и тело.

Лёжа в госпитале, Юрий Владимирович, лишённый одной ноги (которую ампутировали до колена), решил – во что бы то ни стало добиться разрешения снова вести в бой самолёт. Стал ходить на костылях. Выздоровев, получил протез и решил любым путем вернуться в любимую авиацию. Многие упражнения и упорные изнурительные тренировки в ходьбе привели к тому, что стал ходить как здоровый человек. Медицинская комиссия признала его годным к военной службе.

29 октября 1916 года Ю.В. Гильшер обратился к начальнику Управления военного воздушного флота за поддержкой, чтобы его оставили в авиации и направили на фронт. В послужном списке лётчика имеется письмо начальника Увофлота: «Ко мне явился с письмом от Вашего превосходительства корнет Гильшер, которому я выразил полнейшую готовность оказать всяческое содействие в осуществлении его доблестного желания возвратиться на фронт».

Ю.В. Гильшер снова попал в 7-й Авиационный отряд истребителей. Вскоре начались боевые вылеты: охранял в полёте свои аэропланы – разведчики, патрулировал над полем боя наравне с другими пилотами. 31 марта и 2 мая 1917 года он одерживает новые воздушные победы. В один из июньских дней сбивает очередной немецкий самолёт.

17 июня в бою с 4 германскими самолётами погиб командир 7-го истребительного отряда Иван Орлов. На его место назначается корнет Ю.В. Гильшер. Великий Князь Александр Михайлович сам подписал аттестацию: «Отличный боевой лётчик, решительный, хладнокровный, смелый. Поддерживает в отряде дисциплину. Высоких нравственных качеств. Серьёзно относится к порученному делу. Выдающийся лётчик – истребитель и командир».

Теперь он проводит занятия с молодыми пилотами, учит их тактике воздушного боя, делает разборы полётов. Для тренировки лётчиков в меткой стрельбе, Ю.В. Гильшер изобрёл и создал качающийся тренажер для поддерживания навыков стрельбы с самолёта. Эта система была одобрена командованием и приносила большую пользу при тренировках лётчиков. Он водит подчинённых в бой, и сам показывает образец беззаветной отваги и стойкости. 4 июля 1917 года Ю.В. Гильшер сбил очередной самолёт, за что «был представлен к Георгиевскому оружию». Но получить эту очень высокую боевую награду он не успел.

Вершиной доблести и самопожертвования лётчика стал его последний воздушный бой 7 июля 1917 года с превосходящими силами противника. В тот день он вылетел на патрулирование в составе тройки машин, с прапорщиком В.И. Янченко и Д.А. Макиёнка. В воздухе появилось 16 немецких самолётов, летящих строем. Несмотря на огромное численное превосходство противника, русские летчики первыми устремляются в атаку. Гильшер сбивает один самолёт.

Славному воздушному бойцу было всего 23 года. Газета приводит небольшую выдержку из приказа по 7-му авиационному отряду истребителей:

«…Вступив в бой, несмотря на значительный перевес противника, доблестный командир отряда был сбит, будучи атакован несколькими неприятельскими самолётами сразу. Да послужит всем боевым орлам этот святой героический подвиг военного лётчика корнета Гильшера, как пример безграничной преданности Родине и безупречного выполнения своего долга».

За период боевых действий Ю.В. Гильшер был награждён орденами: Святого Георгия 4-й степени, Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Святого Станислава 3-й степени, Святой Анны 4-й степени. На его счету значится 6 побед (5 из которых – официальных).

Еще одним таким пилотом был старший лейтенант флота Александр Николаевич Прокофьев-Северский, который родился 24 мая 1894 года в Тифлисе (Грузия), в семье потомственных дворян. Предки его были военными, и только отец изменил этой традиции, посвятив свою жизнь искусству и став известным в Петербурге певцом оперетты, режиссером и владельцем театра (Северский – его сценический псевдоним). Сыну он решил дать военное образование. Александр был зачислен в Морской кадетский корпус. После в звании гардемарина, во 2-м Балтийском экипаже, плавал на канонерской лодке «Бобр». В декабре 1914 года получил чин мичмана.

Но карьера моряка молодого человека мало интересовала. Он мечтал стать военным лётчиком. Интерес к авиации пробудился в нем с юношеских лет под влиянием отца, который к тому же являлся одним из первых лётчиков-любителей.

Вскоре Александру представилась возможность осуществить мечту. В 1914-1915 годах в России при Военно-морском флоте начали создавать авиационные группы, предназначенные для морской разведки и совместных действий с кораблями. Среди молодых моряков, направленных в авиационную школу для подготовки лётчиков морской авиации был и мичман Северский.

Летать он учился в офицерской школе авиации Отдела воздушного флота в Севастополе на биплане «Фарман-4». Всего после 6,5 минут полётов с инструктором, 1 мая 1915 года Александр совершил свой первый самостоятельный полёт. Доучивался уже на Балтике, на станциях морской авиации.

Лётная служба Александра началась на базе гидросамолётов Кильконда (остров Эзель у входа в Рижский залив). Выполнял разведывательные полёты на двухместной летающей лодке FBA французского производства.

6 июля 1915 года при посадке самолёта, на котором Прокофьев-Северский летал на разведку и бомбардировку немецких кораблей, внезапно взорвалась имевшаяся на борту 10-фунтовая бомба. Лётчик был тяжело ранен, а механик самолёта Блинов (который держал на коленях ту самую бомбу), погиб.

Опасаясь гангрены, врачи хотели почти полностью ампутировать Александру изувеченную взрывом правую ногу, но, вняв просьбам лётчика, не желавшего расставаться с мыслью о полётах, решили пойти на риск и ограничились ампутацией ноги чуть ниже колена.

После операции он начал усиленно тренироваться ходить сначала на костылях, а потом без костылей, с деревянным протезом ноги. Сильная воля, вера в себя и хорошая спортивная подготовка сделали чудо: со временем он смог не только отлично летать, но и научился играть в гольф, бадминтон, кататься на коньках, танцевать, плавать на большие расстояния.

В начале 1916 года Северский приступил к службе на петербургском заводе 1-го Российского товарищества воздухоплавания в качестве наблюдателя за постройкой и испытанием гидросамолётов, предназначенных для авиации Балтийского моря. В этот период начал пробуждаться его конструкторский талант. Первые технические идеи были направлены на улучшение боевых качеств гидросамолётов. Он предлагал усилить вооружение «летающих лодок», высказывался за подвижную установку пулемётов, применение бронеплит для защиты экипажа.

Но изобретательская деятельность не давала ему полного удовлетворения. Северский был убеждён, что, несмотря на протез, он может и должен летать. Чтобы доказать это, он без разрешения выполнил полет на новом типе самолёта. Причём, это был не просто полёт: среди бела дня, при честном народе, мичман Прокофьев на летающей лодке М-9 пролетел под самой серединой Николаевского моста… При этом он сумел не только вписаться между водой, настилом и опорами, но и успел счастливо разминуться – буквально в нескольких дюймах ! – со встречным речным трамваем. К счастью, его пассажиры отделались лишь лёгким испугом…

Налицо был факт вопиющего безобразия, но… начальник Воздушных сил Балтфлота контр-адмирал А.И. Непенин решил не губить карьеру талантливого пилота. Он отправил соответствующий доклад на Высочайшее имя, в котором особо подчеркнул необычайные мужество и силу воли Александра Прокофьева. Доклад вернулся с резолюцией царя: «Читал. Восхищён. Пусть летает. НИКОЛАЙ».

И уже весной 1916 года, в составе большой группы «летающих лодок», Александр отправился из Петрограда на фронт. Впервые машины ушли туда своим ходом прямо с завода. Северского назначили на 2-ю станцию авиации Балтийского моря.

Первого своего немца Прокофьев «завалил» в августе 1916 года, когда на М-9 он участвовал в ночном налете на базу немецкой гидроавиации (озеро Ангерн в районе Риги). На обратном пути тройку «девяток» атаковали немцы. Бой продолжался более часа. Два самолёта противника были подбиты. На базу Александр привёз 28 пулевых пробоин и окрепшую веру в свои силы. Следующую победу Прокофьев поделил с лейтенантом Дитерихсом, а третьего «жука» (так они называли немецкие самолёты «Альбатрос», поставленные на поплавки) прикончил самостоятельно осенью 1916 года – внезапным ударом со стороны солнца, когда немец уже «повис» на хвосте лейтенанта Левицкого (у которого заклинило пулемёт ).

За спасение командира в бою Прокофьев был произведён в лейтенанты и получил от командующего флотом Балтийского моря почётное Георгиевское оружие – золотой кортик с надписью «За храбрость».

Чтобы уменьшить нагрузку на протез при управлении он разработал конструкцию балансирного руля направления, а затем и балансирных элеронов, сконструировал регулируемые педали, позволявшие изменять расстояние между сидением лётчика и блоком управления в кабине. Большой заслугой Северского явилось создание им зимой 1916 – 1917 годов лыжного шасси для «летающих лодок» Григоровича, что позволило использовать гидроавиацию на Балтике и в зимние месяцы, когда вода покрывалась льдом.

Осенью 1916 года лейтенант Прокофьев получил под начальство всю истребительную авиацию Балтийского флота – 6 (целых шесть!) аппаратов типа «Ньюпор», которые базировались на «воздушной станции» Кильконд острова Эзель.

29 сентября 1917 года немецкий флот двинулся в теснины Моонзундских проливов, имея целью проломиться к Петрограду… «Фоккеры» с «Альбатросами» густо сыпали бомбы на батареи полуострова Сворбе. Русские гидросамолёты спешно перебазировались в Аренсбург, за ними готовился лететь и Прокофьев со своими «Ньюпорами»… Но тут по телефонному проводу с полуострова Сворбе донесло не просьбу – молитву:

- Прокофьев ! Саша ! Не улетай. А то ведь нас тут совсем заклюют…

Начальник Воздушной дивизии телефонировал Александру: «Приказать не могу. Но если хочешь сам – останься…»

Прокофьев остался. С ним остался мичман Сафонов. Каждый день офицеры сбивали самолеты противника.

Прокофьева не сбили. Он упал сам. Вечером 1 октября, когда снаряды с немецких кораблей стали рваться на аэродроме, Александр с напарником сумели под градом осколков подняться в воздух и взяли курс на материк. Внезапно на машине Северского отказал мотор, пилот приземлился на занятой противником территории. Он уничтожил самолёт, сняв с него вооружение. С пулемётом, пешком отправился к своим.

Вечером на Ориссарской дамбе матросы увидели человека более чем странного: на голове – чёрный вязанный шлем, лицо – серое от непомерной усталости, на плече «Льюис».

С острова Моон Александра подхватил дозорный эсминец, к утру он был уже в Ревеле, там опробовал новый аэроплан… А в середине дня сбил над Эзелем очередного немца… К исходу боёв за Моонзунд Александр Николаевич Прокофьев был уже старшим лейтенантом и кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени…

К моменту Октябрьской революции 1917 года Александр Прокофьев – Северский стал одним из самых известных лётчиков – асов в России. Он налетал 1600 часов, участвовал в 57 воздушных боях, одержал 13 побед, имел множество боевых наград, в том числе почётное Золотое оружие и орден Святого Георгия, вручённый лично главой Временного правительства – А. Керенским. Был награждён специальной наградой за ценные изобретения в области морской авиации.

 Отечественная история знает многих советских асов, воевавших в годы Великой Отечественной войны с ампутированными конечностями и иными последствиями серьёзнейших ранений.

Герой Советского Союза гвардии майор Леонид Георгиевич Белоусов. C 1944 года летал и воевал без обеих ног. Совершил 300 боевых вылетов, лично сбил 3 самолёта противника. Звание Героя Советского Союза присвоено в 1957 году.

Герой Советского Союза капитан Леонид Ильич Елькин. Лётчик получил тяжёлые ранения в голову, в результате которых ослеп на левый глаз. После госпиталя вернулся в свой полк и несмотря на то, что был признан негодным к лётной службе, добился разрешения продолжать полёты. Участник двух войн, всего совершил 339 боевых вылетов, из них – в годы Великой Отечественной – 129 ночью на бомбежку войск противника и 125 днём на дальнюю и ближнюю разведку коммуникаций и военно-морских баз врага.

Герой Советского Союза старший лейтенант Иван Михайлович Киселёв. 20 августа 1944 года под Каунасом в воздушном бою Киселёву снарядом оторвало ногу, но, уперев обрубок кости в пол, лётчик всё же сумел довести самолёт до аэродрома. В мае 1945 года на протезе ноги он вернулся в строй. Совершил 156 боевых вылетов, принял участие в 135 воздушных боях, сбив 12 вражеских самолётов, а по некоторым данным – на два меньше. Звание Героя Советского Союза присвоено 14 мая 1965 года.

Герой Советского Союза майор Георгий Павлович Кузьмин. 19 сентября 1941 года в районе Ельца сбит в воздушном бою. Был ранен в обе ноги, получил ещё и сильные обморожения. В госпитале Кузьмину ампутировали ступню левой и треть ступни правой ноги. Но лётчик научился ходить в специальной обуви, и к концу весны 1942 года вернулся в строй. К моменту гибели выполнил 280 боевых вылетов, провёл более 100 воздушных боёв, лично сбил 21 самолёт и 7 в группе.

Герой Российской Федерации старший лейтенант Иван Антонович Леонов. 15 июля 1943 года в воздушном бою получил тяжёлое ранение, в результате чего лётчику была ампутирована левая рука. Впоследствии летал с протезом собственной конструкции вместо руки. Совершил 18 боевых вылетов, сбил 2 самолёта противника. Позже, уже с протезом, пилотировал самолёт По-2, совершив ещё более 60 боевых вылетов. Звание Героя Российской Федерации присвоено16 февраля 1995 года.

Герой Советского Союза генерал-майор авиации Иван Степанович Любимов. 9 октября 1941 года был сбит и тяжело ранен в неравном воздушном бою над Перекопским перешейком, лишился ступни левой ноги. Гитлеровские лётчики продолжали расстреливатьего даже на земле. Добился возвращения в строй и освоил полёты с протезом. За годы войны выполнил 174 боевых вылета, провёл около 60 воздушных боёв, сбил 9 самолётов противника лично и 2 в паре.

Герой Советского Союза капитан Илья Антонович Маликов. 29 августа 1942 года во время выполнения боевого задания в районе города Ржев самолёт Маликова был поражён снарядом зенитного орудия. В госпитале ему была сделана операция по ампутации ноги. В мае 1943 года вернулся в свой полк и начал летать на самолёте У-2. В июле 1943 года добился разрешения продолжить боевые вылеты на бомбардировщике Пе-2. Всего за время войны совершил 96 боевых вылетов на Пе-2. Из них – 66 после ампутации ноги. Совершил около 100 вылетов на самолёте У-2. 15 мая 1946 года присвоено звание Героя Советского Союза

Герой Советского Союза капитан Захар Артёмович Сорокин. В воздушном бою 25 октября 1941года был ранен и на повреждённом самолёте совершил вынужденную посадку в тундре. Лётчик четверо суток добирался до расположения советских частей, прополз около 70 км, при этом отморозил ноги. В госпитале в Мурманске ему ампутировали ступни обеих ног. В феврале 1943 года вернулся в свой 2-й гвардейский истребительный авиационный полк ВВС Северного флота. Освоил новый истребитель «Аэрокобра». Свой первый самолёт после возвращения в строй сбил 25 марта 1943 года. К июлю 1944 года гвардии капитан Захар Сорокин совершил 117 боевых вылетов, провёл 19 воздушных боёв и лично сбил 11 самолётов противника.

 Все эти факты говорят о массовом мужестве и героизме наших пилотов. И ярким представителем плеяды этих мужественных и отважных людей является Алексей Петрович Маресьев.

Источники информации:

https://histrf.ru/read/articles/kratkii-kurs-istorii-alieksiei-mariesiev

https://topwar.ru/95541-aleksey-maresev-istoriya-nastoyaschego-cheloveka.html

https://biographe.ru/politiki/alexey-maresev/

http://redstar.ru/komandir-aviadivizii-aleksandr-grisenko/

http://airaces.narod.ru/ww1/gilsher.htm

http://airaces.narod.ru/ww1/seversk1.htm

Поделитесь ссылкой со своими друзьями:
Похожие материалы
Все материалы
Первый искусственный спутник земли был запущен 4 октября 1957 года на 5-м научно-испытательном полигоне Министерства обороны СССР «Тюратам».
Памятные даты октября
Вопрос патриотического воспитания является одним из самых обсуждаемых и проблемных в российском обществе в целом и Вооруженных Силах России, в частности.
Создание музея было обусловлено тем, что в годы Великой Отечественной войны в Нижний Тагил были эвакуированы представители технической и творческой интеллигенции из блокадного Ленинграда и оккупирован
Награда была учреждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1945 года.
Первый турбогенератор станции был пущен 28 сентября 1944 года
После начала Великой Отечественной войны из Ленинграда в Новоуткинск был эвакуирован цех сварочных машин и аппаратов «Электрик». В августе 1941 года сюда прибывают первые эшелоны с оборудованием.
Инициатива комсомольцев Уралмаша нашла широкий отклик среди молодежи, трудящейся на предприятиях Среднего Урала.
3-я гвардейская стрелковая дивизия была преобразована из 153-й стрелковой дивизии, отличившейся в боях под Ельней...
Орденом Ленина награжден Невьянский машиностроительный завод. Ордена Ленина был удостоен и Высокогорский механический завод в Нижнем Тагиле...