Ари Абрамович Штернфельд

В годы Великой Отечественной войны на Урале трудились ученые, конструкторы и руководители промышленности, чьи имена навсегда вошли в историю отечественной и мировой космонавтики.

 Так с 1941 по 1944 год, находясь в эвакуации, в Серовском металлургическом техникуме преподавал физику, сопротивление материалов и черчение один из основоположников и теоретиков современной космонавтики Ари Абрамович Штернфельд.

Именно он в своей книге «Введение в космонавтику», написанной еще в 1934 году, впервые применил такие термины как «космонавтика», «космонавт» и «космодром». А.А. Штернфельд ввел понятие космических скоростей и рассчитал их стартовые значения, рассчитал и теоретически исследовал множество траекторий космических полетов, определив энергетически оптимальные, впервые применил теорию относительности для анализа межзвёздных полётов и повышения точности траекторных расчётов, доказав, что достижение звезд, в принципе, возможно в течение человеческой жизни. Биографию этого ученого можно назвать уникальной.

Ари Абрамович Штернфельд родился 15 мая 1905 года в старинном польском городе Серадз, недалеко от Лодзи. После начала I мировой войны, в 1914 году его семья переехала в Лодзь, где Ари поступил в гимназию. Уже в старших классах гимназии у его возникают идеи о полетах в космос с помощью ракеты, а в 17 лет он знакомится с работой Альберта Энштейна «О специальной и общей теории относительности». Не все поняв в этой работе А. Штернфельд решился написать знаменитому ученому письмо с просьбой разъяснить отдельные положения и, что интересно, получил ответ на свои вопросы, который А. Энштейн написал собственноручно.

В 1924 году А. Штернфельд поступает во французский институт электротехники и прикладной механики, который входил в состав Нансийского университета. Чтобы оплатить учебу он работал грузчиком на рынке и рабочим на автозаводе Рено, контролером газовых счетчиков и конструктором на автомобильном предприятии Омера Самена. Все годы учебы А. Штернфельд не расстается с идей освоения космоса и даже проводит расчеты движения ракеты в космическом пространстве и вычерчивает схемы с траекторией таких полетов.

После окончания института он переезжает в Париж, где успешно работает технологом, конструктором, консультантом на различных промышленных предприятиях, разрабатывая новое оборудование. В иэто время А.А. Штернфельдом были запатентованы несколько изобретений (главным образом по автоматике), которые использовались в различных областях техники – от машиностроения до производства искусственных алмазов. Но главным для него по-прежнему является всестороннее изучение возможностей полета в космос.

В 1928 году Ари Штернфельд поступает в докторантуру Сорбонского университета, где начинает работу над диссертацией       , посвященной проблемам космических полетов. При работе над диссертацией он изучает историю и технику ракетного дела, теорию ракет, вопросы механики их полета. Особое внимание при этом уделяется расчетам траекторий движения будущих космических аппаратов.

Параллельно с работой над диссертацией А.А. Штернфельд много выступает с лекциями, публикует статьи в газетах и журналах, пропагандируя свои взгляды на космонавтику и обосновывая необходимость исследования космоса, доказывая, что космические полеты в недалеком будущем являются реальностью.

В 1929 году, работая над диссертацией А.А. Штернфельд из немецких журналов узнал о работах русского ученого К.Э. Циолковского в области изучения космического пространства.

Поскольку в то время работ К.Э. Циолковского ни на французском, ни на немецком, ни на польском языках, которыми владел А.А. Штернфельд не было опубликовано, он изучил русский язык. А.А. Штернфельд вступает в переписку с К.Э. Циолковским с просьбой прислать свои работы. И русский ученый откликается на эту просьбу. И первой книгой, прочитанной А.А. Штернфельдом на русском языке, стала работа К.Э. Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами». С тех пор их переписка не прекращалась до самой смерти Константина Эдуардовича.

В 1930 году в газете французских коммунистов «Юманите» (жена А.А. Штернфельда Густава была секретарем польского отделения французской компартии) А.А. Штернфельд публикует статью под названием: «Вчерашняя утопия – сегодняшняя реальность», в которой пишет о К.Э. Циолковском, его работах и публикует его фотографию. Именно эта публикация по-существу открыла для Европы имя К.Э. Циолковского.

Летом 1931 года работа над докторской диссертацией была почти завершена: проведено большое количество расчетов, собран огромный объем материалов. Но научные руководители А.А. Штернфельда заявили, что не могут взять на себя ответственность за тематику исследований столь далекую от реальности. Они предложили изменить тему диссертации, но молодой ученые не согласился с этим и продолжал работу в избранном им направлении.

В 1932 году произошло еще одно знаковое событие в жизни А.А. Штернфельда. По приглашению народного комиссариата тяжелой промышленности СССР он побывал в Советском Союзе, где занимался оформлением проекта изобретенного им незадолго до этого робота-андроида, первоначально задуманного им для дистанционного выполнения опасных работ. Впоследствии, кстати, стало ясно, что эта идея может быть использована в будущем и для космических операций. Данный проект продемонстрировал, с одной стороны, умение А.А. Штернфельда решать не только теоретические, но и инженерные задачи, а с другой стороны, он показал широту кругозора ученого.

Чтобы иметь возможность сконцентрироваться исключительно над работой в области космонавтики, позволяющей оформить результаты своих исследований, А.А. Штернфельд в августе 1932 г. вернулся к родителям в Лодзь, где за полтора года упорной работы он развил свою диссертацию и оформил ее в виде монографии. Монография была написана на французском языке и называлась «Initiation a la Cosmonautique» («Введение в космонавтику»).

В монографии ученым впервые были разработаны многие вопросы, связанные с теорией межпланетной световой сигнализации, теорией составной ракеты. А.А. Штернфельд в своей работе доказал теоретическую возможность перелета к ближайшим звездам и обратно в течение одной человеческой жизни, а также вычислил энергетически наиболее выгодные межпланетные траектории, позволяющие уменьшить необходимую мощность ракеты, а потому требующих постройки ракет несравненно более легких и менее сложных. В работе был рассмотрен еще целый спектр вопросов, связанных с межпланетными полетами.

В декабре 1933 г. А.А. Штернфельд доложил свою работу в Астрономической обсерватории Варшавского университета и, хотя в его докладе не было обнаружено научных ошибок, он был принят довольно холодно, так как его идеи казались слишком фантастическими.

Ученый вновь возвращается в Париж, где в стенах Французской Академии наук впервые обсуждается космическая тематика.

22 января 1934 г. был представлен доклад А.А. Штернфельда «Метод определения траектории объекта, движущегося в межпланетном пространстве, наблюдателем, находящимся на этом объекте», а 12 февраля 1934 г. его второй доклад – «О траекториях, позволяющих приблизиться к центральному притягивающему телу, исходя из заданной кеплеровской орбиты».

2 мая 1934 г А.А. Штернфельд в присутствии видных французских ученых повторил свой доклад по монографии «Введение в космонавтику», который был встречен очень тепло. Положительные отзывы о его работе дали Р. Эсно-Пельтри, Г. Оберт, Ж. Перрен, П. Ланжевен, В. Гоман, а рукопись доклада была удостоена Международной поощрительной премии по астронавтике Комитета астронавтики Французского астрономического общества, к автору было выражено пожелание, чтобы А.А. Штернфельд нашел издателя для публикации этого труда.

Таким образом работы А.А. Штернфельда получили официальное признание, появились серьезные и заманчивые предложения работы. Но у него были другие планы.

У А.А. Штернфельда уже тогда «была глубокая уверенность, что первым к освоению космического пространства приступит Советский Союз». Именно поэтому в 1935 г. он приезжает в СССР, принимает советское гражданство и становится сотрудником Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ), где работает вместе с С.П. Королевым, В.П. Глушко, М.К. Тихонравовым, Ю.А. Победоносцевым, Г.Э. Лангемаком. Кстати, именно в отделе, возглавляемым С.П. Королевым, в должности старшего инженера и работал А.А. Штернфельд.

Особенно близко А.А. Штернфельд подружился с главным инженером РНИИ Георгием Эриховичем Лангемаком, который и перевел его работу «Введение в космонавтику» на русский язык.

В 1937 году книга, дополненная новыми данными, впервые была издана в Москве, получив в высшей степени похвальные отзывы ученых.

«Введение в космонавтику» сыграло роль своеобразной энциклопедии, посвященной предстоящему освоению космического пространства… Неудивительно, что по этой книге учились многие из тех, кому в будущем предстояла практическая работа по завоеванию космоса», – писал о книге А.А. Штернфельда академик Б.В. Раушенбах. В 1974 году в издательстве «Наука» вышло второе издание «Введения в космонавтику». И несмотря на то, что со времени первого издания техника бурно шагнула вперед и прошло почти 40 лет, книга вышла в свет без существенных изменений и была лишь дополнена примечаниями и комментариями автора.

Все авторы, пишущие о работах А.А. Штернфельда, отмечают этот редкий случай в мировой практике. Редкий, ибо книга не только через десятилетия вышла без изменений, но и поныне продолжает оставаться актуальным учебником по космонавтике. Еще раз подчеркнем, что сам общепризнанный ныне термин «космонавтика» стал таковым после появления его на обложке книги А.А. Штернфельда. Переводчик сохранил и другие введенные автором термины, как, например, «космический аппарат», «перегрузка», «скафандр», «космический корабль»; а позже возникли термины «космонавт» и «космодром».

Но 1937 год стал для ученого не только годом научного триумфа. Осенью этого года в Реактивном научно-исследовательском институте начинается «чистка». А.А. Штернфельда увольняют из института, а устроиться на работу бывшему иностранцу, да еще уволенному с работы в «закрытом институте» очень непросто.

Но, наверное, именно это спасло его от ареста, поскольку практически сразу после увольнения А.А. Штернфельда, РНИИ, как «детище Тухачевского», был подвергнут жесточайшей «чистке». Были арестованы, а затем расстреляны И.Т. Клейменов, Г.Э. Лангемак. В лагере оказались С.П. Королев и В.П. Глушко.

Тем не менее, факт остается факт остается фактом – в последующие 43 года своей жизни А. А. Штернфельд, несмотря на все усилия, включая личное обращение к И.В. Сталину, работает над проблемами космонавтики дома, один, без помощников и сотрудников.

После начала Великой Отечественной война А.А. Штернфельд обращается в военкомат с просьбой о призыве в ряды Красной армии, однако получает отказ и вместе с женой и двумя дочерями оказывается в эвакуации в городе Серове Свердловской области, где в металлургическом техникуме стал преподавать физику, черчение, сопротивление материалов, а его жена Густава – немецкий язык.

Сегодня на здании Серовского металлургического техникума находится мемориальная доска, напоминающая о том, что здесь с августа 1941 года по декабрь 1944 года работал А.А. Штерфельд.

К сожалению, сохранилось не много воспоминаний об этом периоде деятельности А.А. Штернфельда, но в середине 60-ых годов XX века его бывшие ученики вспоминали, как на занятиях он рассказывал им о первой и второй космических скоростях, о возможности полетов в космос, как в полу-шутку выводил своим студентам отметки, рассчитывая их на логарифмической линейке с точностью до сотых долей, а в перерывах между уроками занимался космическими расчетами.

Возвращение в Москву из эвакуации оказалось тоже очень непростым делом. Только ходатайство академика О.Ю. Шмидта и личное обращение А.А. Штернфельда к М.И. Калинину позволили в декабре 1944 года вернуться из эвакуации в Москву, где опять начинаются тщетные поиски работы.

Источником существования А.А. Штернфельда становятся его публикации в газетах и журналах и выступления на космическую тематику. Статьи А.А. Штерфельда в журналах «Наука и жизнь», «Техника – молодежи», «Знание – сила», «Природа», «Химия и жизнь», «Вокруг света», «Огонек», «Смена», а также выступления в Планетарии, Доме литераторов, Политехническом музее находят живой отклик среди читателей и пользуются большой популярностью среди тех, кто интересуется изучением космоса.

Продолжалась и научная деятельность А.А. Штернфельда. В 1956 году (за год до запуска первого искусственного спутника Земли) была издана его книга «Искусственные спутники Земли», которая вызвала настоящую сенсацию и принесла А.А. Штерфельду заслуженную славу. Эта книга в 1957 – 1958 годах была 25 раз издана в 18 странах мира. Не меньший успех имела и следующая его книга – «От искусственных спутников – к межпланетным полетам». По книгам А.А. Штерфельда, которые раскупались мгновенно, учились многие из тех, кто осуществлял практическую работу в области освоения космоса, в том числе и космонавты.

В 1961 году А.А. Штернфельд был избран Почетным членом Академии и Общества наук в Лотарингии во Франции, в 1962 году – вместе с Ю.А. Гагариным удостоился Международной премии Галабера по астронавтике.

В середине 60-х годов официальное признание научная деятельность А.А. Штерфельда находит и в Советском Союзе, когда в 1965 году Академия Наук СССР присуждает ему ученую степень доктора наук без защиты диссертации и он поучает почетное звание «Заслуженный деятельности науки и техники РСФСР».

Но даже это не помогает его официальному трудоустройству, и он по-прежнему живет в крайне сложных материальных условиях на гонорары от своих публикаций и выступлений. Когда же встал вопрос о выплате ему пенсии по достижению возраста, то оказалось, что это невозможно, поскольку постоянного места работы А.А. Штернфельд не имеет и решению этой проблемы способствовало только личное вмешательство Президента Академии Наук СССР М.В. Келдыша.

Умер А.А. Штерфельд умер 5 июля 1980 года и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

На могиле ученого установлен памятник с изображением его знаменитой обходной траекторией движения к космическим объектам и надписью: «Per aspera ad astra» – «Сквозь тернии к звездам» – то самое изречение, которое так любил повторять Ари Абрамович Штернфельд.

Именем Ари Абрамовича Штернфельда названы кратер на обратной стороне Луны, планетарий и астрономическая обсерватория в Лодзи, музей космонавтики в школе-интернате г. Пыталово Псковской области, улицы в городах Серадз и Лодзь.

Мемориальные доски, посвященные деятельности А.А. Штерфельда установлены на домах, где они жил и работал в городах Москва, Серов Свердловской области, Лодзь и Серадз.

Его труды переведены на 40 языков мира в 39 государствах.

Большая часть архива А.А. Штерфельда хранится в Политехническом музее в Москве, где есть его мемориальный кабинет.

 Источники:

https://grimnir74.livejournal.com/12800609.html

https://rempel.livejournal.com/810439.html

http://sm.evg-rumjantsev.ru/desingers/sternfeld.htm

Поделитесь ссылкой со своими друзьями: