Герой Российской Федерации генерал армии Виктор Петрович Дубынин

Первый начальник Генштаба России по праву считается легендой армии. Он заслужил это звание как во время службы в Афганистане, так и в мирное время.

Родился 1 февраля 1943 года в посёлке Мартюш Каменского района Свердловской области, ныне пгт Мартюш входит в Каменский городской округ Свердловской области. Семья его родителей была сослана туда на поселение в 1937 году.

В 1946 или в 1948 году они смогли вернуться в родное село Большая Рига Рижского сельсовета Галкинского района Курганской области (ныне – входит в Шумихинский муниципальный округ Курганской области).

С 1951 года учился в старом здании старой школы в с. Большая Рига. Окончил 9 классов, и школу перевели на восьмилетнее образование. Вскоре был создан вечерний 10-й класс, закрытый в апреле 1961 года. Дубынин получил аттестат в селе Галкино.

В Советской армии с 1961 года. Окончил Дальневосточное танковое училище в городе Благовещенске (Амурской области) (1964 год). Командовал учебным танковым взводом учебного танкового полка гвардейской учебной танковой дивизии, дислоцированной в городе Печи, недалеко от Борисова, Белорусская ССР. С сентября 1970 года – командир учебной танковой роты. С октября 1971 года – командир танкового батальона 32-го танкового полка 29-й танковой дивизии.

В 1973 году окончил Высшие офицерские курсы «Выстрел» имени Маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова в Москве. В 1974 году поступил и в 1978-м заочно окончил Военную академию бронетанковых войск имени Р. Я. Малиновского. С августа 1975 года – начальник штаба – заместитель командира 93-го гвардейского танкового полка.

С августа 1976 года – командир 32-го танкового полка. С января 1978 года – заместитель командира дивизии, а с декабря 1979 по февраль 1982 года – командир 8-й гвардейской танковой дивизии в Белорусском военном округе.

В 1984 году окончил Военную академию Генерального штаба ВС СССР имени К. Е. Ворошилова и получил назначение на должность первого заместителя командующего 32-й армией Среднеазиатского военного округа в Казахской ССР. В сентябре того же года последовал новый приказ – на должность заместителя командующего 40-й армией.

С сентября 1984 года – заместитель командующего, а с 30 апреля 1986 по 1 июня 1987 года – командующий 40-й общевойсковой армией Туркестанского военного округа.

Войска этой армии составляли основную часть Ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

На посту командующего армией Дубынин планировал и осуществлял основные боевые операции советских войск.

В условиях частичного вывода советских войск из Афганистана Дубынин пересмотрел тактику советских войск, перейдя от беспрерывных боевых действий по всей территории страны к последовательным тщательно подготовленным боевым операциям по уничтожению ключевых опорных пунктов моджахедов.

Каждая такая операция наносила существенный урон противнику, на несколько месяцев приводила к прекращению или существенному ослаблению партизанского движения в регионах.

Умел воевать «малой кровью». За год его командования армией численность безвозвратных потерь снизилась в 2 раза (по сравнению с 1984-1985 годами).

Он первым из командующих выступил против существовавшей практики сокрытия реальных цифр наших потерь. Первым стал широко применять тактику масштабных вертолётных десантов. Первым ввёл в систему управления войсками компьютеры.

Оценивая отношение В. П. Дубынина к солдату и его стремление минимизировать потери, Секретарь Совета безопасности РФ А.А. Кокошин поставил генерала Дубынина в один ряд с такими полководцами Великой Отечественной войны как Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский и генерал армии И. Е. Петров.

С июня 1987 года – командующий 7-й танковой армией в Белорусском военном округе (Борисов). С мая 1988 года – начальник штаба – первый заместитель командующего войсками Киевского военного округа. С июня 1989 года – командующий Северной группой войск на территории Польши, в трудных условиях кризиса власти в СССР сумел выполнить её организованный вывод из Польши в Тверскую область.

Указом Президента Российской Федерации Бориса Ельцина № 613 от 10 июня 1992 года генерал-полковник В. П. Дубынин назначен начальником Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации – первым заместителем Министра обороны Российской Федерации.

Несмотря на относительную молодость для такого высокого поста, Дубынин сумел проявить себя грамотным и принципиальным руководителем.

К его заслугам относят удержание Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина от ряда непродуманных решений в военной сфере (некоторые были реализованы впоследствии), прежде всего в области ядерных сил.

Министр обороны П.С. Грачёв находился под влиянием Дубынина, относился к нему с уважением и согласовывал с ним все свои.

На одной из первых коллегий Минобороны Российской Федерации полностью поддержал предложенные А.А. Кокошиным приоритеты в долгосрочной и среднесрочной военно-технической политике государства, предусматривавшие создание межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М» и «Ярс», строительство подводных стратегических ракетоносцев нового поколения типа «Борей», создание ракетного комплекса оперативно-тактического назначения «Искандер», бомбардировщика «Су-34», ударных вертолётов «Ми-28Н» и «Ка-50», высокоточного дальнобойного оружия в неядерном снаряжении и др.

В последние месяцы жизни у В.П. Дубынина был обнаружен стремительно развивавшийся рак. По представлению П.С. Грачёва Указом Президента Российской Федерации от 5 октября 1992 года В.П. Дубынину было присвоено воинское звание генерал армии.

Скончался 22 ноября 1992 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве, ныне кладбище расположено в районе Хамовники Центрального административного округа города Москвы.

Он стал первым начальником Генерального штаба Вооруженных Сил России и третьим человеком в стране, которому было присвоено воинское звание «генерал армии».

Указ Президента РФ о присвоении очередного воинского звания генерал-полковнику Виктору Дубынину был подписан, когда он находился в госпитале. 19 ноября 1992 года министр обороны Павел Грачев в госпитальной палате вручил своему подчиненному погоны, помог надеть специально сшитый по его приказанию парадный китель. А через три дня первый начальник Генштаба умер, не дожив до своего 50-летия немногим более двух месяцев.

Грачев потом признается, что если бы не онкологическая болезнь Виктора Петровича, которая поглотила его буквально за несколько недель, он бы уговорил Ельцина поменять их местами. Павел Сергеевич прекрасно понимал, что по своему интеллектуальному уровню, полководческим способностям, а главное – авторитету в войсках на тот момент времени в армии Виктору Дубынину не было равных.

«Такие командиры как он, – сказал министр еще при жизни генерала, – рождаются раз в сто лет».

По негласным законам советского времени Дубынин не должен был стать генералом. Родившись в спецпоселке – одном из островков огромного «ахипелага ГУЛАГа», где отбывал срок его отец – «враг народа»; и позднее, переехав в Зауралье, парнишка даже не подозревал, какой интерес будет представлять для компетентных органов.

Несколько раз по требованию военных особистов ему приходилось писать объяснительные по различным поводам. И даже когда умер отец, он еще долго ощущал дыхание этих самых органов за своей спиной.

На всем протяжении службы Виктора выделяла его интеллигентность. Никто никогда не слышал, чтобы он ругался матом. Больше того, он настолько редко повышал голос, что некоторые просто недоумевали, как этот человек может командовать. При любых обстоятельствах Дубынин держал себя в руках. Лишь когда очень волновался, у него менялась интонация голоса и он слегка начинал картавить. И еще много курил, полагая, что это успокаивает. Зато как он командовал! Из всех командующих 40-ой армией в Афганистане (их было семеро, строго засекреченных генералов) больше других своей неординарностью запомнился именно Дубынин.

Он всерьез заявил о себе, еще будучи заместителем командующего. Первая задача, которую Виктор Дубынин поставил перед подчиненными после прибытия в Афган – это прекратить врать. Речь шла о докладах в Москву по поводу числа убитых и раненых.

Теперь уже не секрет, что истинные цифры тогда растягивались на несколько дней, дабы не вызывать гнев высокого начальства. Дубынин же стал докладывать истинные потери, несмотря на то, что это кардинально изменило статистику. Это было вызвано еще и тем, что только в 1985 году Советское правительство приняло решение платить воинам за ранения.

И Виктор Петрович первым взял на себя смелость озвучить перед государством цифру – 44 тысячи раненых. Он гарантировал своим подчиненным, что всю ответственность за эту правду берет на себя. Зато количество убитых при нем сократилось в полтора раза. И не по бумагам, а фактически. За время своей службы в Исламской Республике Афганистан (вместо двух положенных лет его командировка на войну длилась три с половиной года) Дубынин провел самое большое количество боевых операций при минимуме потерь.

Это при нем был апробирован новый принцип соединения в один кулак радиоразведки и огневой мощи, что позволило вывести из строя всю систему управления противника. Новую тактику применения вертолетов при высадке десанта тоже ввел он. Именно под началом Дубынина впервые в мировой практике наши десантники стали высаживаться в горы не с использованием парашютов, а просто выпрыгивая из «вертушек», которые зависали над площадками.

Не менее запоминающимся «жестом» командарма стало и то, что он… переобул армию. Причиной огромного числа ранений солдат и офицеров в Афгане были противопехотные мины и растяжки. Проанализировав по приказу генерала характер ранений, выяснилось, что их последствия гораздо менее травматичны, если боец обут в кеды или кроссовки. Дубынин принял беспрецедентное решение: поменять армейские сапоги на спортивную обувь.

Она была закуплена на деньги, которые выделялись на развитие подсобных хозяйств (была такая статья в бюджете). Ответственность за нецелевое расходование средств, равно как и объяснение с московскими генералами, приезжавшими в Афганистан с кратковременными проверками, он тоже брал на себя. Солдаты чувствовали себя за своим командующим, как за каменной стеной. И когда они говорили: «За Дубыниным – хоть в огонь, хоть в воду» – было ясно, что это не пустые слова.

Есть мнение, что нет такой должности – хороший человек. А он был как раз хорошим человеком на генеральской должности. Его и уважали, и побаивались, и любили. Даже у самых острых на язык бойцов, Виктор Петрович не имел ни какого прозвища. Его не называли ни генерал, ни командующий, просто – Дубынин. И все. Эта фамилия была символом успеха.

Его колоссальный опыт и стратегическое мышление оказались очень востребованными и после Афгана. Особенно – на должности командующего Северной группы войск в Польше. Там генерал-полковник Дубынин проявил свой талант не только как военный, но и как серьезный политик и дипломат. На долю командующего выпала серьезнейшая миссия, связанная с выводом советских войск из Польши.

Виктор Дубынин смог бы сделать гораздо большее. И не было бы, скорее всего, войны в Чечне; уж он бы смог убедить Грачева, что два десантно-парашютных полка для взятия Грозного – это утопия. И по-другому наверняка пошли бы реформы в армии, затянувшиеся почти на целое десятилетие…

 https://tvzvezda.ru/news/201802022003-9z5r.htm

Поделитесь ссылкой со своими друзьями: