Кирилл Афанасьевич Мерецков

Мерецков Кирилл Афанасьевич (26.5(7.6).1897, дер. Назарьево Рязанской губернии – 30.12.1968, Москва), советский военный деятель, полководец, Маршал Советского Союза (1944), Герой Советского Союза (21.3.1940).

Маршал Советского Союза К.А. Мерецков, один из наиболее талантливых и опытных полководцев Великой Отечественной войны. Более чем полвека посвятил Кирилл Афанасьевич службе в Вооруженных Силах. Он начал ее молодым красногвардейцем, закончил Маршалом Советского Союза. Глубокое уважение восхищение вызывает боевой путь, пройденный им за годы служб в армии. Он сражался на фронтах Гражданской войны, против франкистов в Испании, участвовал в прорыве финской линии Маннергейма, командовал армиями и фронтами в период Великой Отечественной войны. На всех боевых постах он неизменно добивался успеха, сочетая в себе незаурядный военный талант и глубокие теоретические знания.

Будущий маршал родился в семье крестьянина-середняка Афанасия Павловича Мерецкова. В детские годы участвовал во всех полевых работах наравне со взрослыми.

Кирилл тянулся к знаниям. «Семья наша была большая и всегда испытывала большую нужду, - отмечал Мерецков в автобиографии. - В деревне школы не было, вначале, две зимы, учился у отставного фельдфебеля. К этому времени в нашей деревне была отстроена и открыта земская начальная школа, в которой я окончил 4 класса. Тринадцатилетним мальчиком, в 1910 г., отправился в Москву и поступил на завод учеником слесаря. Работая на заводе, по вечерам учился и закончил вечерние и воскресные курсы...».

Не раз участвовал в рабочих сходках, забастовках, помогал распространять большевистскую газету «Наш путь» и состоял на учете в полиции.

После Февральской революции 1917 г. Мерецков стал начальником штаба Судогодской уездной Красной гвардии. После Октябрьской революции был назначен председателем военного отдела исполкома Судогодского Совета, участвовал в подавлении восстаний в ряде мест Владимирской губернии, а с зимы 1918 г. - в создании первых отрядов Красной Армии, служил уездным военкомом.

В мае 1918 г. с большой группой добровольцев он отправился на Восточный фронт. В составе Владимирского отряда красногвардейцев комиссар Мерецков во время рукопашной схватки с противником был контужен. Осенью того же года, вскоре после выздоровления, отличившегося в борьбе с белочехами комиссара красногвардейского отряда посылают на учебу в Военную академию РККА. Там он постигает военные науки вместе с В.И. Чапаевым, П.Е. Дыбенко, В.Д. Соколовским, И.В. Тюленевым, И.Ф. Федько.

К.А. Мерецков был слушателем первого набора этой академии - с осени 1918 по осень 1921 г. Обстановка на фронтах не раз вынуждала слушателей прерывать занятия и включаться в борьбу с белогвардейцами и интервентами. В промежутках между учебными курсами он дважды проходил боевую стажировку в войсках Южного фронта и в составе 1-й Конной армии.

К.А. Мерецков принимал активное участие в июньском прорыве польского фронта, освобождении Житомира, в боях на Збруче, Стыри, Буге, был трижды ранен.

В октябре 1921 г. К.А. Мерецков успешно сдал экзамены в академии и в 24 года был аттестован на должность командира учебной бригады в Петрограде. Однако послужить в городе на Неве Мерецкову не довелось, и он был направлен в Белоруссию, начальником штаба 1-й Томской Сибирской кавалерийской дивизии. Затем, К.А. Мерецков прошел различные ступени штабной службы: был помощником начальника штаба 9-й Донской стрелковой дивизии на Северном Кавказе, а летом 1924 г. назначен начальником мобилизационного отдела и помощником начальника штаба Московского военного округа (МВО).

В середине 1930 г. в МВО Мерецков получил возможность пройти службу в должности командира и комиссара дивизии. Особое отношение Мерецков в своих воспоминаниях высказывает к И.П. Уборевичу. Командующий войсками МВО И.П. Уборевич требовал максимальной приближенности работы к боевой обстановке. Под воздействием Уборевича Мерецков стал одним из авторов введенной в действие в 1935 г. знаменитой «Инструкции по глубокому бою».

Вскоре К.А. Мерецков в составе группы командиров Красной Армии побывал в Германии, где ознакомился со службой немецких штабов и методикой проведения учений.

В войсках Белорусского военного округа, штаб которого Мерецков возглавлял в 1933-1934 гг., отрабатывались на практике такие важные вопросы теории глубокой операции и боя, как применение крупных соединений танковых войск и воздушных десантов, массированное применение артиллерии, штурмовой и бомбардировочной авиации.

Последующая служба на Дальнем Востоке в должности начальника штаба Особой Краснознаменной Дальневосточной армии позволила Мерецкову хорошо узнать новый для него обширный театр военных действий. Это пригодилось ему, когда он вступил в 1945 г. в командование 1-м Дальневосточным фронтом.

Весной 1936 г. комдив Кирилл Мерецков под псевдонимом «волонтер Петрович» прибыл в Испанию. Будучи старшим военным советником в Главном штабе республиканской Испании помогал 1-й испанской бригаде отражать наступление франкистских мятежников на Мадрид, участвовал в организации разгрома марокканского корпуса на реке Харама и итальянского 60-тысячного экспедиционного корпуса под Гвадалахарой. Кирилл Афанасьевич заслуженно гордился тем, что если за организацию осенней обороны Мадрида он был награжден вторым орденом Красного Знамени (первый он получил за участие в освобождении Казани в 1918 г.), то за реализацию Гвадалахарской операции орденом Ленина, в ту пору редкой наградой.

По возвращении домой летом 1937 г. К.А. Мерецков был назначен заместителем начальника Генерального штаба РККА и одновременно с 1938 г. секретарем Главного военного совета Наркомата обороны СССР.

Очередной крупный этап командирского созревания Мерецкова приходится на руководство им с зимы 1939 г. в должности командующего войсками Ленинградского военного округа.

С началом Советско-финляндской войны 1939-1940 гг. командарм 2-го ранга Мерецков руководил боевыми действиями прорывавшей «линию Маннергейма» 7-й армии. Именно здесь Кирилл Афанасьевич впервые приобрел навыки командования войсками в сложных условиях лесисто-болотистой местности. Признанием его заслуг стало присвоение ему звания Героя Советского Союза и воинского звания генерала армии.

После окончания войны Мерецков опять вступил в командование войсками Ленинградского военного округа. Летом 1940 г. он получил назначение на должность заместителя народного комиссара обороны, а с осени стал начальником Генерального штаба. Новое назначение стало для него полной неожиданностью.

Как заместитель наркома обороны К.А. Мерецков отвечал за управления, ведавшие боевой подготовки и высшими военно-учебными заведениями. Он был одним из организаторов дивизионных тактических учений с боевой стрельбой в четырех военных округах, военной игры в Белорусском военном округе, сборов высшего комсостава РККА. В должности начальника Генерального штаба Мерецков пробыл недолго, всего полгода.

За столь короткий срок сложно освоить все функциональные обязанности, не говоря уже о том, чтобы решить все накопившиеся задачи. Уже после оперативной игры членов руководства РККА на картах в январе 1941 г. по инициативе наркома С.К. Тимошенко новым начальником Генштаба был назначен Г.К. Жуков. Кирилл Афанасьевич опять стал заместителем наркома обороны. Вплоть до начала Великой Отечественной войны он преимущественно занимался инспектированием состояния войск в военных округах. Перед началом войны командарм 2-го ранга К.А. Мерецков входил в число ведущих военачальников СССР.

В самом начале Великой Отечественной войны в жизни военачальника произошел резкий поворот. К горечи отступления добавлялись поиски виновных среди своих. По возвращении из Ленинграда, где Мерецков в отсутствие командующего помогал штабу военного округа принимать первоочередные неотложные решения, он прямо на вокзале в Москве был задержан и препровожден на Лубянку. Его арестовали по ложному обвинению в участии в «военно-фашистском заговоре». В течение восьми недель он выдерживал моральное и физическое давление сотрудников НКВД, требовавших, чтобы он признался в совершенно надуманных обвинениях.

Сам по себе арест заместителя наркома обороны СССР, еще и сразу же после начала войны, впечатлял - ведь страна именно сейчас нуждалась в опытных военачальниках, и если Сталин дал санкцию на арест Мерецкова (а арестовать военачальника такого ранга могли только с его разрешения), то значит, на это имелись определенные основания. Уже позже стало известно, что показания против Мерецкова дал целый ряд видных советских военачальников, арестованных в 1937-1938 гг. В частности, командарм 1 ранга Иероним Уборевич лично показал, что завербовал Кирилла Мерецкова в тайную антисоветскую организацию. Против Мерецкова свидетельствовал и целый ряд других советских военачальников, показания которых, скорее всего, просто были выбиты. Мерецкова арестовали и поместили в тюрьму «Лефортово».

Следователями по делу генерала армии были назначены опытные чекисты, которые прежде расследовали дела других видных советских военачальников, - Лев Влодзимирский, Лев Шварцман, Борис Родос. Руководил следственными действиями Всеволод Меркулов. Согласно достаточно распространенной точке зрения, эти следователи были известными «мастерами заплечных дел». В исторической литературе немало свидетельств современников о работе Родоса, Шварцмана и компании. Можно только догадываться, какие испытания выпали на душу генерала армии Мерецкова в те месяцы, когда он находился в заключении в Лефортовской тюрьме.

Генерала спасла война. 28 августа 1941 года он направил письмо Иосифу Виссарионовичу Сталину. Судя по всему, каких-либо реальных доказательств причастности Мерецкова к инкриминируемым ему деяниям не было. Иначе написать Сталину ему бы просто не позволили. 6 сентября 1941 года Кирилл Мерецков был освобожден. В качестве причины освобождения указывались «соображения особого порядка». Скорее всего, этими «соображениями особого порядка» был личный приказ Сталина, хотя документальных свидетельств тому не сохранилось.

Из воспоминаний Никиты Хрущева известно, что о своей роли в освобождении Мерецкова любил рассказывать Лаврентий Берия. По словам Берии, именно он убедил Сталина дать «добро» на освобождение генерала Мерецкова. Мол, Мерецков - честный человек и мог бы принять командование армией, а он сидит в застенках. Сталин подумал - и разрешил освободить Кирилла Мерецкова.

Предвоенные чистки высшего командного состава не преминули сказаться на общем состоянии советских вооруженных сил в первые месяцы войны. Между тем, ухудшавшаяся ситуация на фронте требовала как можно больше опытных военачальников и командиров. Мерецков стал лишь одним из многих советских генералов и старших офицеров, освобожденных в связи с началом войны. Тем более, что и сам он занял очень умную позицию - предпочел «забыть» о нескольких месяцах своего ареста и нахождения в «Лефортово». Неудобно было вспоминать о произошедшем и самому Иосифу Виссарионовичу Сталину.

Кстати, сам Мерецков всегда относился к Сталину с большим уважением. Неизвестно ни одно нелестное высказывание маршала о руководителе советского государства. Зато Мерецков отзывался о Сталине как о человеке, который очень ценит прямоту и честность. Безусловно, что его арест и сам Мерецков, и Сталин сочли ошибкой, недоразумением.

Просьбу Мерецкова Сталин удовлетворил — генерала армии назначили на фронт, на должность командующего все той же 7-й армией. Это, разумеется, было серьезным понижением - до ареста генерал армии Мерецков занимал должность заместителя народного комиссара обороны Советского Союза, а теперь ему предстояло вновь стать одним из многих советских командармов.

В декабре 1941 года К.А. Мерецков возглавил Волховский фронт, в мае 1942-го - 33-ю армию, в июне - снова Волховский, а в феврале 1944-го - Карельский фронт.

Ему, как правило, приходилось решать очень сложные задачи при ограниченных силах. «Летом 1942 года, в условиях крайне сложной боевой обстановки для Волховского фронта, я имел возможность видеть работу К.А. Мерецкова как командующего этим фронтом непосред­ственно в войсках, на поле боя, – вспоминал Маршал Советского Союза А.М. Василевский. – И всегда убеждался в опытности командующего, в том, что принимаемые им решения отличались продуманностью, серьезностью и полным соответствием с требованиями сложившейся к тому времени фронто­вой обстановки».

Однако не всегда успех сопутствовал Мерецкову. Так, в январе - апреле 1942 г. при проведении Любанской операции войска Волховского фронта потерпели неудачу. Основными причинами этого были слабое материально-техническое обеспечение, ввод соединений в бой по частям, отсутствие взаимодействия родов войск.

Более успешно действовали войска Волховского фронта в январе 1943 г., когда совместно с Ленинградским фронтом (командующий генерал Л.А. Говоров) прорвали блокаду Ленинграда. «Весь декабрь, – вспоминал Кирилл Афанасьевич, – войска напряженно готовились к операции. Командиры соединений досконально отрабатывали вопросы взаимодействия родов войск. Я несколько раз проверял их готовность». Результат такой работы был впечатляющим: всего за 7 дней блокада Ленинграда была прорвана.

В январе - феврале 1944 г. опять-таки во взаимодействии с Ленинградским фронтом была осуществлена Новгородско-Лужская операция, в ходе которой советские войска нанесли поражение группе армий «Север» противника, взломали его глубоко эшелонированную оборону, освободили Новгород и Лугу. В том же году Мерецков умело командовал войсками Карельского фронта в ходе Свирско-Петрозаводской (июнь – август) и Петсамо-Киркенесской (октябрь) наступательных операций, завершившихся освобождением Южной Карелии, Заполярья и северной части Норвегии. Тогда же Кирилл Афанасьевич стал Маршалом Советского Союза.

После капитуляции Германии Советский Союз, верный своим обязательствам перед союзниками, начал переброску своих сил на Дальний Восток против Японии. Советским войскам предстояло действовать в сложных условиях горно-пустынной местности, поэтому не случайно К.А. Мерецков был назначен командующим на одном из самых сложных направлений, в Маньчжурии. Мерецков командовал на Дальнем Востоке весной и летом 1945 г. под псевдонимом «Максимов» Приморской группой войск, а затем в ходе самой войны – войсками 1-го Дальневосточного фронта, осуществив в процессе Харбино-Гиринской операции в августе 1945 г. освобождение Восточной Маньчжурии и Северной Кореи. Всего за шесть дней войска фронта продвинулись на глубину до 150 км, овладев портами Юки и Расин и отрезав пути отхода противника в Корею. А через некоторое время советские части вступили в города Харбин, Гирин и Чанчунь.

В ходе Маньчжурской наступательной операции (9 августа – 2 сентября 1945 г.) в Приморье был осуществлен уникальный воздушный десант. На 9-й день войны с Японией К.А. Мерецков, как командующий войсками 1-го Дальневосточного фронта, принял решение: для ускорения капитуляции Квантунской армии высадить в ее глубоком тылу, в городе Харбин, где находилось командование этой армией, парашютный десант. Первый эшелон десанта предъявлял японскому командованию условия капитуляции, а в это самое время второй эшелон брал под охрану важнейшие военные и гражданские объекты в городе и на реке Сунгари. Вскоре началась капитуляция Квантунской армии.

Характерными чертами полководческого искусства К.А. Мерецкова были глубокий анализ обстановки, действий противника, тщательное изучение местности и ее влияния на ход выполнения задач, творческий подход к выработке решения и плана проведения операций, умелый выбор направления главного удара и смелое массирование сил и средств, искусное применение родов войск в сложных условиях горно-тундровой и горно-пустынной местности. Он убедительно доказал, что на Крайнем Севере возможно успешное проведение крупных операций, практическое воплощение в жизнь основных принципов военного искусства. Он умело применял эти принципы, сообразуясь с конкретными условиями.

Каждое решение, принятое им на операцию, всегда было результатом кропотливой подготовительной работы, в которой принимали участие лично командующий, его ближайшие помощники, штаб фронта и подчиненные командиры. Верный своей привычке, Кирилл Афанасьевич внимательно выслушивал точку зрения подчиненных, сопоставлял ее со своим мнением. Нередко их предложения, особенно если они отличались новизной и творчеством, ложились в основу замысла операции. Так было, например, в январе 1944 г., когда идея командующего 59-й армией генерала И.Т. Коровникова о нанесении внезапного ночного удара через оз. Ильмень на Новгород получила полное одобрение командующего войсками фронта, а затем и Ставки ВГК.

Маршал Советского Союза К.А. Мерецков обладал широким кругозором, глубоко и всесторонне оценивал военно-политическую обстановку, вдумчиво подходил к принятию решений. Некоторые воспринимали это как излишнюю осторожность и даже нерешительность. На самом деле это было проявлением высокой ответственности за жизнь тысяч подчиненных людей. Кирилл Афанасьевич неоднократно повторял, что победа должна быть добыта наименьшей кровью. И ради этого он снова и снова настаивал на уточнении обстановки, подтверждении принятого решения расчетами. Не признавал неполных докладов, не терпел непроверенных данных.

Кирилл Афанасьевич был заслуженно признан одним из наиболее опытных командующих, способных успешно проводить операции в исключительно трудных климатических и физико-географических условиях.

Кирилл Афанасьевич Мерецков по праву снискал себе славу полководца, умеющего побеждать врага в исключительно трудных условиях. Многие укрепленные районы в Карелии, Заполярье и на Дальнем Востоке, считавшиеся непреодолимыми, пали под ударами советских войск, которыми он уверенно руководил.

После окончания войны, несмотря на тяжелую болезнь, Маршал Советского Союза К.А. Мерецков продолжал самоотверженно грудиться на ответственных постах.

Прославленный полководец командовал войсками Приморского, Московского, Белорусского и Северного военных округов, был начальником курсов «Выстрел». С 1955 г. – помощник министра обороны СССР, с 1964 г. – в группе Генеральных инспекторов МО СССР. Заслуги Кирилла Афанасьевича отмечены орденом Победы, 7 орденами Ленина, орденом Октябрьской революции, 4 орденами Красного Знамени, 2 орденами Суворова 1-й степени, орденом Кутузова 1-й степени, Почетным оружием.

Талантливый полководец, прославленный военачальник, К.А. Мерецков всегда и везде, на всех постах, которые ему доверяли, показывал яркий пример воинской доблести, верного служения народу, беззаветного выполнения своего долга перед Родиной. Он внес достойный вклад в дело ее защиты, по праву прошел правофланговым на Параде Победы.

Маршал Советского Союза К.А. Мерецков ушел из жизни 30 декабря 1968 г. Прах его захоронен в Кремлевской стене.

 

 

https://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=12129589%40cmsArticle

https://topwar.ru/117398-slavnyy-put-i-tyazhelye-ispytaniya-marshala-mereckova.html

Поделитесь ссылкой со своими друзьями: